Внимание! 25 ноября 2014 года перерыв в работе сайта, и в этот период заказы выполняться не будут!
Приносим свои извинения за временные неудобства.

Готовые рефераты, контрольные, курсовые и дипломные. Лучшие работы в сети по логопедии и коррекционной педагогике
    рефераты, контрольные,
курсовые и дипломные работы

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ – ГОТОВЫЕ И НА ЗАКАЗ

ПОИСК НА САЙТЕ

УЧЕБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ПО ПРЕДМЕТАМ:

Сельские православные церкви Северного Кавказа и их роль

 

История Кавказа тесно переплетается с историей православной церкви. История Астраханской и Новочеркасской епархий, история Моздокско-Маджарского викариатства для исследователей - кавказоведов - страницы читаемые и изучаемые. Именно в составе этих церковно-административных территорий в разное время происходило рождение Кавказской и Ставропольской епархий.

В 1829 г. из Астраханской епархии выделилась вновь образованная Новочеркасская епархия во главе с епископом Афанасием, который именовал себя епископом Новочеркасским и Георгиевским. Центр этой епархии в 1831 г. обосновался в Ставрополе, куда прибыл и епископ Афанасий.

В 1842 г. начальник Кавказской области генерал Павел Христофорович Граббе возбудил ходатайство перед государем и Св. Синодом об открытии Кавказской епархии с резиденцией в Ставрополе.

В докладе Синода об учреждении Кавказской епархии говорилось о необходимости создать больше удобств для местного духовного управления и для облегчения взаимоотношений со светской властью. Одновременно с созданием Кавказской епархии православное церковное руководство рассчитывало усилить влияние церкви в этом регионе с елью распространения христианства между горскими народами, сохранившими христианские обычаи. Кроме того, по количеству церквей и причтов Кавказская область и Черномория, составившие вместе территорию Ставропольской и Кавказской епархии, вполне соответствовали своему статусу. Так, в сравнении с областью Войска Донского, где насчитывалось 390 церквей и 627 причтов, во вновь образованной Кавказской епархии было 192 церкви и 276 причтов.1-го января 1843 г. высочайшим указом была создана Кавказская и Черноморская епархия, епископом которой был назначен викарий Киевской митрополии, епископ Чигиринский Иеремия (Соловьев).

10 апреля прибыл Преосвященный Иеремия в город Ставрополь в девять часов утра. У заставы его встречали почетные граждане города: городской голова Н.М. Плотников, И. Волобуев, К.П. Чернов, Е.Ф. Стасенков, полицмейстер и протопоп. Владыка благословил их, а с высокой горы и весь город.

Почти 6 лет Иеремия возглавлял кафедру Кавказской епархии. Период не большой, но достаточно насыщенный в истории Ставрополья и вновь образованной епархии. Город быстро превращался в центр хозяйственной и общественной жизни Кавказского региона. Шло интенсивное строительство церковных и гражданских объектов.

Время деятельности владыки Иеремии, пишет церковный историк А.И. Васильев, «было периодом сильного возбуждения церковной жизни на Северном Кавказе. В Ставрополе, преимущественно военном городе, явились благодаря созданию епархии новые интересы. Епископ первый поднял вопрос о постройке храмов, которых было очень мало на Северном Кавказе, об организации просветительных учреждений - семинарии и духовных училищ, о необходимости борьбы с расколом и разными сектами, о развитии христианского просвещения в населении и среди туземцев».

Из Ставрополя Иеремия выезжал на освящение вновь возведенных церквей в Преградном, Безопасном, Воронцовке, Новосёлицах, Каменнобродской и Успенской.

Главное внимание первый ставропольский епископ уделял распространению христианского просвещения и созданию кадров образованного кавказского духовенства. Уже в конце 1843 г. владыка Иеремия послал в Святейший Синод свои соображения о необходимости открытия Кавказской духовной семинарии. Чтобы ускорить ее открытие, он, скрывшись под именем неизвестного благотворителя, внес 10000 рублей на содержание в семинарии семи стипендиатов из числа наиболее бедных детей кавказского духовенства. И в 1848 г. состоялось открытие Ставропольской (Кавказской) Духовной семинарии. Особое внимание владыка Иеремия уделял учреждению казенных стипендий для духовного образования детей горцев. Уже с первых лет открытия Кавказской семинарии в ее стенах можно было встретить осетин, грузин, абхазцев и калмыков. Одну из первых своих поездок по образованию епархии, насчитывавшей до 200 приходов, владыка Иеремия начал с Черномории. К тому времени там имелось уже 63 церкви и 2 молитвенных дома. Будучи в 1844 г. на торжествах в честь 50-летия Черноморского казачьего войска, владыка Иеремия горячо заинтересовался состоянием Екатеринодарского духовного училища, поддержав мысль о его преобразовании в уездное училище. Этот замысел был осуществлен в 1858 г., при епископе Игнатии Брянчанинове. Благодаря неустанной энергии владыки в Ставрополе была организована духовная консистория. В 1849 г. была открыта Марие-Магдалинская женская обитель в Черномории, а вблизи Ставрополя - Иоанно-Мариинская женская община. Епархиальный центр украсился новыми храмами. Здесь были созданы Андреевская, Успенская Варваринская, Крестовая церкви и Казанский кафедральный собор.

Строительству церквей в сельской местности способствовала крестьянская колонизация, которая к середине XIX в. в связи с затуханием Кавказской войны приобрела новый мощный виток.

Храмовое строительство значительно оживилось на всем Северном Кавказе. В этот период были построены храмы: Николаевский в ст. Баталпашинской, Казанский в с. Татарском, Дмитриевский в с. Дубовке, Николаевский в с. Новомосковском, Михаило-Архангельский в с. Птиченском, Покровский в с. Новогеоргиевском, Петропавловский в ст. Новопавловской, Михаило-Архангельский в с. Среднеегорлыкском, Петропавловский в с. Жуковском, Вознесенский в с. Воронцовском, Николаевский в с. Петровском, Ионно-Богословский в с. Шишкино, Николаевский в с. Сухая Буйвола, Спасоприображенский в ст. Брюховецкой, Николаевский в ст. Новонижнестеблиевской.

В 1847 г. Кавказская губерния была переименована в Ставропольскую, а через 40 лет (в 1886 г.) епархия также была переименована в Ставропольскую. В состав епархии входили церковные приходы Ставропольской, Кубанской, Терской областей и Черноморского округа. Церкви и духовенство казачьих станиц до 1845 г. находились в ведении Главного священника Кавказской армии в соответствии с указом императора от 20 сентября 1845 г., и переданы в ведение Кавказской духовной консистории. Клировые ведомости и метрические книги церквей и приходов Терской области представляли в Кавказскую духовную консисторию до 1885 г.

Указом Правительствующего Синода от 17 августа 1885 г. Кавказской духовной консистории предписывались все дела, касающихся приходов Терской области, вошедшей в состав Владикавказской епархии, передать в Грузино-Имеретинскую синодальную контору. В 1916 - 1917 гг. была образована самостоятельная Кубанская епархия, в ведение которой поступили все приходы Кубанской области.

Следовательно, Кавказская (Ставропольская) и Черноморская епархии, существовавшие с 1843 по 1918 гг., простирались на огромное расстояние юга России: от Новочеркасска на западе до Моздока - на востоке, от Ростова на севере и Сухуми - на юге страны. Не смотря на изъятия отдельных территорий, она насчитывала в начале XX в. около 800 церквей и храмов, а также 11 монастырей. Часть из них, особенно в крепостях и станицах, была построена управлениями казачьих войск. Другая же часть - жителями сел и городов с участием церковных властей.

При содействии Кавказской епархии были возведены в середине XIX в.Михайло-Архангельская церковь в с. Курсавке, Георгиевская церковь в с. Крымгиреевской, Успенская церковь в с. Куршава, Николаевская церковь в с.Нагутское, Космодамиановская церковь в с. Саблино, Свято-Георгиевский молитвенный дом в с. Султановское и многие другие.

Однако нередко строительство церквей сдерживалось бюрократическими препонами. В фондах ГАСК сохранились материалы, подробно раскрывающие историю строительства церкви в Ставропольском крае и Кубанской области. Приведем в качестве примера содержащееся в архиве определение Ставропольской палаты государственного имущества Ставропольскому гражданскому губернатору, в котором говорится, что общество государственных крестьян в с. Китаевском по случаю не вместительности существующего там молитвенного дома, просит построить церковь деревянную. Для сбора средств, для строительства церкви жители села были готовы «выделить по одной рогатой скотине и пяти овец, а так же озимого хлеба и 50 копеек серебром обоего пола. По подсчетам архитектора Ткаченко этих средств должно хватить на возведение храма».

Далее в других документах сообщается, что Строительная и Дорожная комиссия рассмотрела данное дело и направила его на рассмотрение гражданского губернатора, а так же потребовало мнения «искусственного стола» (церковного совета). После обсуждения на Общем присутствии дело было направлено к епископу Кавказскому и Черноморскому.

В следующем документе, в ответ на запрос, Кавказская Духовная Консистория от 19 мая 1864 г. сообщала гражданскому губернатору, что для постройки у них церкви необходимо построить дома для притча и отвести необходимое количество земли, а благочинному протоиерею Гавриилу Орлову определить удобное место, на котором предполагается строительство церкви в с. Китаевском, и сообщить об этом консистории. Для решения этих вопросов проект был возвращен в село еще на два года.

Так, с многочисленными церковно-административными согласованиями обычно происходила подготовка строительства сельских храмов. Важным было получить разрешение не только гражданских властей: губернатора, имущественной палаты, а так же и церковных властей: архиепископа, Духовной Консистории и других.

Сохранились также документы, повествующие о ходатайстве жителей отселка Просянского о постройке у них молитвенного дома. Это дело рассматривалось с октября 1862 по май 1868 г. В мае 1863 г. Кавказская Духовная Консистория отказала в строительстве церкви из-за «недостаточности средств на ее сооружение и невозможности содержать отдельный штат церковных служителей». В октябре 1863 г. начальник Ставропольской окружной палаты госимуществ отослал в Ставропольскую палату госимуществ ответ на пришедших запрос о количественном составе подотчетного ему населения: «в отселке Просянском имеется 52 двора, 164 души мужского пола и 171 - женского - всего 335 душ из числа 52 домохозяев, 24 семейства находятся за 200 верст - кочуют и возвратятся не ранее апреля месяца. Оставшиеся жители жертвуют на постройку молитвенного дома 813 руб.». Он допускал, что отсутствующие могут пожертвовать столько же, тогда сумма будет составлять 1626 руб. серебром. «Церковный причт жители хотят иметь у себя одного священника и одного пономаря. Священнику обязуются построить деревянный дом из 3 комнат с сенцами, кухней и погребом. Пономарю обещают построить дом из 2 комнат с сенцами, кухню с погребом. Определили священнику 200 мер пшеницы, а пономарю - 50 мер». Далее Ставропольский окружной начальник отмечал, что «у жителей отселка к сооружению молитвенного дома большое рвение, а потому предлагает в течение трех лет допустить их к сбору денег».

В этом же документе приводится разбирательство в связи с появлением в с. Просянское секты субботников. Для противодействия распространения ересей консистория постановила «дозволить жителям отселка Просянского постройку молитвенного дома и определить туда одного священника и одного причетника». Между тем дело о строительстве церкви в с. Просянском длилось до конца 1860-х гг., когда, наконец, был подготовлен проект и началось строительство.

В материалах ГАСК содержится дело № 12, где повествуется о ходатайстве Моздокского благочинного протоиерея Орлова о сооружении в с. Моздок храма во имя Успения Божьей Матери в память покорения Восточного Кавказа от 15 декабря 1860 гг. Из документов следует, что строительство храма велось при поддержке как органов власти, так и отдельных организаций и граждан. Так в помощь строительству храма в Моздоке было прислано «департаментом министерства юстиции 26руб.5коп. серебром, комиссарским департаментом - 37руб. 50коп., начальником Тамбовской губернии - 44руб. 50коп., инженером - полковником Михайловым - 5руб. 20коп., начальником телеграфной Самарской станции поручиком Кондраковичем - 3руб. серебром, Рязанской губернской почтовой конторой - 18руб. 5коп. серебром, Славянским военно-временным госпиталем - 3руб. 14 коп. и т.д.».

Христианские храмы возводились так же на территории проживания кочующих народов Ставропольской губернии. Так, 24 июня 1863 г. Ставропольская палата госимуществ ходатайствовала о постройке молитвенного дома в с. Казгулак и направила проект церкви гражданскому инженеру Гедройцу, а так же на утверждение епископу Кавказскому и Черноморскому Феофилакту. Вскоре проект строительства церкви в с. Казгулак был одобрен, и Ставропольский гражданский губернатор разрешил построить в с. Казгулак молитвенный дом.

Более успешно решение этих вопросов проходило в казацких селениях Кубани. Об этом свидетельствуют материалы, описывающие историю строительства церкви в станице Северской Абинского полка. Так, в «Общественном приговоре жителей станицы Северской Абинского полка о постройке церкви от 28 апреля 1868 г.» упоминается следующее: «1868 г. апреля 28 дня, мы, нижеподписавшиеся, общество жителей ст-цы Северской Абинского полка войска Кубанского, быв сего числа на полном сборе при местном нашем станичном правлении и местном священнике имели суждение по предмету постройки церкви в нашей станице, и все единодушно согласились, подряд на постройку церкви в ст-це Северской по приложенному при сем условию отдать азовскому мещанину Ивану Кондратьеву Попову, как человеку, представившему документы о благонадежности его при постройках, на следующих условиях: мещанин Иван Кондратьев Попов обязывается построить нам с полным иконостасом академической работы церковь, из местной породы леса соснового или дубового, на указанном месте, и в точности согласно проекта и сметы, утвержденных на сей предмет, с добавлением при церкви деревянной ограды, трех каменных сходов при дверях церкви снаружи, с деревянными перилами, двойных дверей, из коих одни наружные должны быть покрыты железом, а внутренние стеклянные, двойного пола; железо на крыше должно быть демидовское, на всех окнах железные решетки, на главах кресты с яблоками железные с позолоткою и внутри церкви престол и жертвенник с двумя налоями, ценою за все 15 750 руб. серебром, включая в это число и Высочайше дарованные от казны и войска 10 тыс. руб. серебром. И, сравнивая добавления в постройке церкви, условливаемые подрядчиком Поповым с другими постройками церквей в станицах Абинского полка, обещаемся в обеспечение подрядчика, если к нам явится кто другой из подрядчиков, условий с ним никаких не делать. В чем и подписуемся» (Далее следуют 80 подписей). Далее в документе приводится перечень лиц, ответственных за строительство: «приходской священник станицы Северской Иоанн Дементьев начальник станицы сотник Муравьев станичные судьи: Адинский» и другие.

В результате активного участия местного населения в строительстве церквей и храмов их количество на Северном Кавказе быстро росло. В пользу этого свидетельствует «Рапорт войскового протоиерея Романа Порохни войсковому атаману Т.Т. Котляревскому о количестве церквей в Черноморском войске 3 января 1799 г.» (гор. Екатеринодар): «По требованию Вашего превосходительства, пущенному ко мне от 31 декабря минувшаго года под № 128, а мною полученному сего года генваря 2 дня сколко на войсковой земле сооруженною Божиих храмов, и заложенною да не докончено строением и где еще по силе указов заложены быть имеют, в которых имянно отправляется Богослужение какие при тех церквах действительные священно и церковнослужители имеются, равно и кто где из уволненных и неуволненных Черноморским Правительством и в какую впредь до рассмотрения определенны должность, по выправки сочиненную ведомость при сем на рассмотрение почтенно препровождаю, относительно же до ктиторей как оные от прихожан избираемы и уничтожаемы по их прихоти без ведома моего бывают, то пояснить в ведомости имен их невозможно, кроме войскового ктитора прапорщика Георгия Орлова, которой в ведомости означен».

Далее в документе идет перечень церквей и священников, состоящих при них, в отдельных населенных пунктах: «В городе Екатеринодаре войсковая походная Троицкая. При ней; войсковой протоиерей Роман Порохня, священник Василий Дячевский, диакон Сергий Савич; подстихарние пономари: Петр Писменный, Прокопий Крамаренко, ктитор прапорщик Георгий Орлов.

В городе Тамане Покровская. При ней священник Павел Демешко.

В Полтавском селении Обрезания Господня. При ней священник Григорий Стрешенко.

В Джерелиевском селении архистратига Михаила походная. При ней священник Мирон Барвенский, но как усторонен он от священнослужения до решения производившагось над ним некоторого дела, то для священно служения и преподания треб определен присланной от его Преосвященства для проискания места священник Максим Зубыцкий.

В Рогевском селении Николаевская. При ней священник Яков Дячевский, подстихарной пономарь Николай Перетятка.

В Величковской Святой Великомученицы Варвары. При ней священник Иван Сулима.

В Корсунском Благовещенская. При ней священник Григорий Канюка.

В Васюринском Успенская. При ней священник Федор Романский.

В Березанском Крестовоздвиженская. При ней священник Дамиан Косогон.

В Ирклеевском Покровская. При ней священник Гавриил Кусов.

В Леушковском Вознесенская. При ней священник Алексей Волынский.

В Калниболотском Георгия Победоносца. При ней священник Федор Католинскый.

В Незамаевском Ильинская. При ней священник Евтихий Левченко.

В Кеслякевском Рождество-Богородицкая. При ней священник Григорий Белий.

В Конеливском Воскресенская. При ней священник Федор Соболев.

В Щербинивском Преображенская. При ней священник Филип Стояновский.

Показание кои заложены, а строением неоконченны.

В Щкуринском Сошествия Святаго Духа. При ней священник Феодор Доможирский.

В Кущевском Иоанна Богослова. При ней священник Федор Небесний.

В Дядкевском Саввы Освященнаго. При ней священник Мирон Трохименко.

В Сергеевском Петропавловская. При ней священник Яков Говоруский.

В Пластунивском Вознесенская. При ней священник Иоан Андреевский.

В Пашкевском Воведенская, При ней священник Стефан Стринский.

В Поповическом Богоявленская. При ней священник Стефан Твердомед.

В Ведмедивском Успенская. При ней священник Григорий Несторов.

В Ивонивском Сретение Господне. При коей еще священника и церковников нет.

Да по силе указов Феодосийской консистории заложить повелено в двух куренных селениях, но не заложенны по невистачению материалов, и к иным еще священников и церковников нет.

В Уманском во именовение Трех Святителей.

В Каневском во именовение Святителя Николая.

Показание, к каким имяно церквам уволненные и неуволненые войсковым Черноморским правительством в отправленные дьячковских и пономарских должностей впредь до рассмотрения определенны и кто оные именно.

При войсковой Троицкой: исправляющий дьячковскую должность неуволненной казак Василий Кущевский, да уволненные от свецкаго в духовное звание в псаломщицкой должности: Диомид Горкущенко, Максим Коваленко, Пантелеймон Колесник, Григорий Демяновский, да у паламарской должности еще неуволненний в духовное звание казак Иван Козачковский.

При Таманской Покровской: в дьячковской Фома Писковский, в пономарской Федор Сиволап.

При Полтавской Обрезанской: в дьячковской Дамиан Вербченко, в пономарской Никифор Драный.

При Джерелиевской Архангелской: в дьячковской Димитрий Митлашевский.

При Роговской Николаевской: в дьячковской Антон Будилский.

При Величковской Варваровской: в дьячковской Леонтий Стрешенко.

При Пашковской Воведенской: в дьячковской Дионисий Каевский.

При Корсунской Благовещенской: в дьячковской Яков Тырса, в пономарской Стефан Галченко.

При Васюринской Успенской: в дьячковской Никифор Новицкий, в пономарской Семен Перехрист.

При Сергеевской Петропавловской: в пономарской Петр Краснощек.

При Березанекой Крестовоздвижёнской: в дьячковской Димитрий Решетняк, в пономарской Иван Войтенко.

При Леушковской Вознесенской: в дьячковской Яким Дуброва, в пономарской Алексей Барановский.

При Калниболотской Георгиевской: в дьячковской Яков Лебединский, в пономарской Степан Коваленко.

При Незамаевской Ильинской: в пономарской Никифор Зленко.

При Кислякевской Рождества Богородицкой: в дьячковской Михаил Коновка.

При Шкуринской Сошествия Святаго Духа: в пономарской Иосиф Старжевский.

При Конеливской Воскресенской: в дьячковской Иван Носенйо, в пономарской Иван Луговский.

При Щербиновской Преображенской: в дьячковской Андрей Левадный и Михаиле Стояновский, в пономарской Иван Мажайский.

Войсковой протоиерей Роман Порохня».

На основании вышеприведенного документа можно сделать вывод о том, что по сообщению войскового протоиерея к 17 действующим храмам в первой половине XIX в. на Кубани было построено еще 17 церквей и заложено 9 храмов.

Возведение церквей и становление церковной жизни происходило в условиях, когда край в течение более пятидесяти лет пребывал в состоянии войны, являлся форпостом Российского государства во всех русско-турецких кампаниях, а кубанское казачество, осваивая пожалованные Екатериной II земли и, защищая российскую границу, неоднократно переживало неурожаи, голод, эпидемии и различные стихийные бедствия.

Большое внимание, которое черноморцы уделяли строительству храмов и религиозному просвещению, приносило свои благотворные плоды. Смягчались нравы казачества, росло тяга к просвещению. Именно священнослужители становились основными проводниками грамотности в среде казачьего населения, несли свет православия в души своей паствы. Наиболее подготовленные из них, сильные своим проповедническим даром и бескорыстным служением Церкви, пользовались особым уважением прихожан.

Эти тенденции привели к тому, что, если в начале XIX в., в 1807 г., в г. Екатеринодаре и области войска Черноморского числилось всего 30 церквей, то через сто лет, в начале XX в., в Кубанской области их было уже в двенадцать раз больше - 363 (из них 56 каменных и 37 кирпичных).

Сведения об существовавших в то время условиях строительства церквей также можно найти в «Пояснительной записке архитектора Вергилеса к проекту постройки каменной церкви в станице Раевской (с резолюцией войскового архитектора Е.Д. Черника) 19 марта 1865 г»: «При построении каменной церкви в ст-це Раевской Адагумского полка Кубанского казачьего войска по прилагаемому при сем чертежу, следует условно, при возможном удешевлении сооружения выполнить прочность, красоту и правильность в частях здания, для чего:

1. сложить фундаменты под стены и простенки из бутового камня на извести с плотною разбуткою и разщебенкою, глубиною не менее аршина;

2. цоколь и стены: церкви, колокольни и большого трибуна возвести из бутового же отборного камня на извести горизонтальными рядами, с околкою постелей и притескою у лицевых камней лица, постелей и заусенков;

3. возведением же из бутового отборного камня арок оконных, дверных и подпружных, с околкою и притескою лица, постелей и заусенков:

4. сложить наружный карниз, ступени крылец и площадки из тесанного плитного камня;

5. своды сделать деревянные из кружал с подшивкою их под штукатурку расколотыми вдоль досками, по войлокам подбить дранью, со штукатуркою их известью с алебастром;

6. внутренние карнизы и украшения, также части под плинтами наружных карнизов и наличники вытянуть из алебастра с известью;

7. стены же оштукатурить известью с песком без алебастра;

8. отбелить стены и своды белою негашеною известью за три раза;

9. положить по стенам под кружалы сводов и под стропильные связи маурлат в 1 ряд, с осмолением брусьев горячею смолою;

10. в колокольне для подвешения колоколов заложить диагональные два бруса, и в 4 арках по одному шириною до 10, толщиною 8 вершк., без сучьев и заболони;

11. стропила и все части крыш сделать из соснового леса;

12. покрыть крышу листовым железом с проолифованием листов;

13. настлать полы чистоструганными досками, сделать полы алтаря 3 ступенями выше пола церкви;

14. сделать деревянную лестницу в колокольню, на тетивах, со ступенями, заглушинами и поручнями как назначено на плане и продольном разрезе;

15. окрасить крыши медянкою на масле по огрун-товке за 2 раза;

16. сделать филенчатые двери и оконные переплеты из чистых сосновых досок, а прислонные рамы из брусьев местной породы;

17. окрасить двери и окна масляною белильною краскою;

18. полы в церкви, алтаре и колокольне окрасить светлою вохрою на масле за 2 раза;

19. окрасить панель внутри церкви на высоту до 2 1/2 арш. от полу дикою краскою на масле;

20. в 14 окон нижнего этажа сделать узорчатые железные решетки;

21. положить по стенам, под главным карнизом, под карнизом трибуна в 1 ряд, а колокольни под 3-мя наружными карнизами, и под окнами также в 1 ряд связи из полосного железа шир[иной] 3, толщиной 5/8 дюйма с засовами;

22. спланировать местность вокруг церкви на 20 саж.;

23. очистить мусор;

24. устроить ограду палисадом и

25. насадить внутри ограды сад широколистными деревьями. Составил коллежский асессор Вергилес.

При постройке церкви по приложенному проекту руководствоваться вообще со строительными правилами. Войсковой архитектор Черник.

Следующий документ - «Акт об освидетельствовании окончания постройки церкви в станице Раевской 13 декабря 1879 г.» содержал в себе подробное описание того, что было осуществлено из приведенного выше плана по окончании строительства: «1870 г. декабря 13 дня мы, нижеподписавшиеся, на основании распоряжения полкового правления Адагумского полка предписаниями от 9 декабря сего года за № 8199, 8200 и 8196 при бытности помощника войскового архитектора, станичного начальника, благочинного, местного священника и 12 депутатов от общества свидетельствовали оконченную подрядчиком керченским 2 гильдии купцом Иваном Телеповым постройкою церкви в ст-це Раевской, и нашли следующее: церковь с колокольнею построена на каменном фундаменте и таковом же цоколе из штучного камня местной породы и частью керченского, сложенного на известковом растворе, длина всей церкви с алтарем и колокольнею 37 1/2 арш., шириною в приделах 23 арш., а в трапезе и алтаре 9 арш. 6 вершков, вышиною от земли под главный карниз 8 арш. Над среднею частью церкви устроен восьмигранный шатровый купол с одной главкою. Вся крыша церкви среднего купола алтаря, а также шпиль колокольни покрыты листовым железом, покрашены медянкою на масле. Стены церкви внутри и снаружи оштукатурены известковым раствором и отбелены. Около окон и дверей вытянуты с наружной стороны и штукатурные наличники. Пол в церкви настлан одновершковыми сосновыми досками по бокам и в алтаре, и на клиросах оный окрашен вохрою на масле. Во все оконные пролеты вставлены оконные переплеты, окрашенные масляною краскою, с разделкою под дуб и вделаны железные решетки. Двери входные устроены из соснового дерева, навешены на железные петли, снабжены приборами и окрашены снаружи по железной обивке белилами, а снутри масляною краскою с разделкою под дуб; снаружи здания, при одном переднем и двух боковых входах устроены из штучного камня крыльца и над ними железные на кронштейнах навесы. На главке среднего купола, а также на шпиле колокольни установлены железные золоченые с таковыми же шарами кресты. Внутри церкви установлен иконостас с золоченою резьбою по голубому фону о семнадцати иконах, оный иконостас устроен во всех отношениях сообразно с планом, утвержденным его преосвященством преосвященнейшим Феофил актом, епископом Кавказским и Екатеринодарским, и все иконы написаны прилично, вокруг всей церкви устроена деревянная решетчатая ограда с одними воротами и тремя калитками и окрашена зеленою масляною краскою. Вообще вся постройка на церкви произведена из доброкачественного материала. Согласно выданного войсковым архитектором чертежа, правильно, в техническом отношении прочно, за исключением незначительных недостатков, которые должны быть исправлены как- то: крыша местами, в особенности на среднем куполе, пропускает во время дождя течь, трубы на зонтиках должны быть более прочно укреплены, исправить в благоприятное время оштукатурку цоколя. Обшить, согласно условия, пол на колокольне, кроме этого, сделать к воротам засовы, щеколды к калиткам и самая ограда должна быть окрашена еще за один раз. В чем подписом нашим удостоверяем. Депутаты казаки ст-цы Раевской (далее следуют 13 подписей). А вместо их, неграмотных, с рукоданной просьбы подписал урядник Николай Дашко, подписали члены комиссии хорунжий Игнатенко, есаул Соколов, начальник станицы есаул Литвиненко, помощник войскового архитектора Филиппов».

Как мы уже неоднократно отмечали, заселение Закубанья казачьими станицами сопровождалось распространением здесь влияния Русский Православной Церкви. Только за два года (с 1860 по 1862) было основано 38 новых станиц, и в 33 из них уже в 1862 г. были назначены священники, о чем мы узнаем из следующего документа - «О назначении священников во вновь поселенные станицы Кубанской области 1862 г.»: В 1861 г.:

1. Усть-Джегутинская - священник Федор Скиданов

2. Верхне-Николаевская

3. Каладжинская - священник Терентий Гиренко

4. Ахметовская

5. Псеменская

6. Андрюкская - священник Митрофан Молчанов Антониев

7. Переправная - священник Василий Параднее

8. Губская - священник Федор Яковлев

9. Промежуточная - священник Никифор Генерозов Ю.Нижне-Фарская - священник Петр Кузьмин

10. Кужорская - священник Алексей Ключанский В 1862 г.;

1. Варениковская - воспитанник Василий Сахаров

2. Гостагаевская - священник Феодоллакт Ждановский

3. Анапский поселок - Константин Дружинин

4. Раевская - священник Петр Мамонтов

5. Натухайская - священник Иаков Полчанинов

6. Анапская

7. Новороссийская - священник для этой станицы должен быть общий с укреплением Константиновским

8. Благовещенская - священник Ковалинский

9. Верхне-Баканская - священник Василий Лебедев

10. Нижне-Баканская - священник Михаил Рябцев

11. Неберджайская - священник Григорий Кондратов

  • Крымская - священник Иоанн Вербицкий
  • Белореченская - Петр Кубанский
  • Ханская - священник Евмений Петровский
  • Егерукаевская - священник Иоан Екатеринославский
  • Абадзехская - священник Петр Павильонов
  • П.Махошевская - священник Стефан Ключанский

18. Царская - священник Иоанн Восторгов (Федор Панамарев - удален)

19. Севастопольская - священник Михаил Фелицын

20. Даховская - воспитанник Евдоимий Поярков

21. Баговская - священник Николай Щеглов

22. Псефирская - священник Петр Петров

23. Хамкетинская - священник Николай Ташлинцов

24. Псебайский поселок - по незначительности населения в поселке не предполагается назначать священника

25. Пшехинская - священник Иван Благонравов

26. Гиагинская - священник Иван Иванов

27. Баракаевская - священник Александр Широгоров

Документ был подписан управляющим отделением штабс-капитаном Росияновым.

Как видим, после окончания Кавказской войны темпы строительства храмов значительно ускорились: только за два года было построено 27 церквей.

В 1862 г. правительство утвердило план строительства (в течение десяти лет) еще 50 церквей, который оно финансировало при поддержке Кубанского казачьего войска.

В начале XX в., согласно существующим документам, в Кубанской области насчитывалось уже 363 храма (каждый четвертый из них был построен каменным или кирпичным).

Со второй половины XIX в. заметно улучшился качественный состав священнослужителей в крае. Абсолютное большинство их в данный период имело полное семинарское образование. Появляются священники, окончившие курс духовной академии. Об этом говорит и тот факт, что многие выдающиеся представители кубанской интеллигенции конца XIX -начала XX вв. являлись выходцами из семей священнослужителей (В.Ф. Золотаренко, И.Д. Попка, Ф.А. Щербина, В.А. Щербина, В.В. Скидан, А.Д. Бигдай, B.C. Шамрай и другие).

Архивные документы подробно зафиксировали все происходившие изменения в церковной жизни. События церковной жизни в них тесно переплетены с фактами гражданской истории (см., например, док. № 138, повествующий о праздновании в 1888 г. в г. Ейске 900-летия крещения Руси, док. № 140 - о церемониале войскового парада в 1892 г. при освящении Воскресенской церкви в день празднования 100-летия жалованной грамоты Екатерины II Черноморскому казачьему войску).

Архивы так же содержат документы по истории храмового строительства на Кубани, начиная с походной Троицкой церкви Черноморского казачьего войска и первой часовни на Тамани, возведенной казаками Саввы Белого сразу же после переселения, и, заканчивая семипрестольной Свято-Екатерининской церковью в г. Екатеринодаре, станичными храмами начала XX в.

Как мы уже упоминали выше, строительство храмов способствовало развитию духовного образования и миссионерства. Не случайно император Александр I своим указом от 24 января 1803 г. обязал Синод содействовать народному просвещению, вследствие чего открытием приходских училищ стали заниматься местные церковные власти под надзором Министерства народного просвещения. Созданная при Александре I система образования для духовенства строилась на тех же принципах, что и школа светская. Система церковного образования просуществовала вплоть до 1917 г. XX в.

Для высшего духовного образования были созданы четыре академии, для среднего - 36 семинарий (по одной на каждую епархию); для низшего - уездные (до 10 на епархию) и приходские духовные училища по благочиниям (до 30 на епархию). Уставы этих учебных заведений были утверждены в 1814 г.

Курс в академиях был рассчитан на четыре года обучения, в семинариях и низших училищах - на шесть лет. В приходских училищах изучались следующие предметы: чтение, чистописание, четыре действия математики, начала грамматики, краткий катехизис и пение; в уездных -грамматика, арифметика, пространный катехизис, краткая история и география, церковный устав, пение и классические языки. Существовала иерархия подчинения низших учебных заведений высшим.

Церковь так же сохраняла и развивала традиции духовной музыки. Об этом, в частности, свидетельствует «Приговор общества станицы Варениковской о заведении церковного певческого хора от 17 декабря 1869 г.»:

«Мы, нижеподписавшиеся, общество Варениковской станицы, желая иметь для благолепия при богослужении в церкви своей и вообще для развития некоторым родом в молодом поколении своем резвости и пристойности по увеселению, певческий хор, который заведен в нашей станице, с самого поселения здесь посредством исполнения предварительных предприятий об этом ближайшего начальства, которое, как ясно видим, печется о благе нашем, постановили: определить единовременно восьми мальчикам певческого нашего хора на исправление приличной одежды 28 руб. серебром из процентной суммы, могущей приращаться к общественной нашей сумме. За обращение из кредита взрослых, состоящих в этом хоре, как они обязаны службою, увольняем от всех совершенно повинностей, которые службою состоят, и впредь могущие постановиться нашей станице. На будущее же время не упустить с виду найти источники к улучшению этого хора нашего и постараемся даже оправдать в этом желании свое в лице начальства. В чем и подписуемся». (Далее следуют 37 подписей).

В начале XX в. в ряде исследовавшихся нами документов отмечается прогрессирующая убыль благочестия в народе, распространение сектантской ереси и социалистических идей. В материалах содержатся упоминания о появлении среди священников «политически неблагонадежных». Однако большинство священнослужителей в трудные годы революционной смуты и падения морально-духовных устоев населения продолжали подвижнически нести веру Христову людям, нередко проявляли истинное мужество, уберегая свою паству от противоправных и не богоугодных поступков.

Антисектантская деятельность была для края на протяжении всей его истории весьма актуальной. На Кубани и в сопредельных регионах довольно рано появились секты разного толка и происхождения. Этому, в частности, способствовало отдаленное от центра страны положение края, поскольку, стремясь локализовать сектантство, правительство определило южные районы России и Закавказье местом переселения сторонников различных сект. Так, крестьян, признанных по суду виновными в распространении ереси, отдавали в солдаты на службу в Отдельный Кавказский корпус, а неспособных к военной службе и женщин отсылали для водворения в «закавказские провинции».

Таким образом, приведенный большой документальный материал в статье свидетельствует о быстром строительстве церквей и храмов на Ставрополье и Кубани, об их положительном воздействии на освоение предгорий Кавказа. Однако исторически сложившаяся на Северном Кавказе обстановка для ведения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви была достаточно сложной. Информация о деятельности церкви в этом направлении широко размещалась на страницах «Ставропольских епархиальных ведомостей», а с 1911 г. в качестве приложения к ним стали издаваться «Миссионерские известия».

Ранее нами уже приводились данные о значительной роли сельских и станичных церквей в распространении грамотности среди крестьянства и казачества. Эта деятельность приобрела особый размах в последней трети XIX в., когда практически при каждом храме были открыты церковноприходские училища. Сейчас трудно определить реальные масштабы проделанной ими работы в деле просвещения: сколько тысяч жителей Кубани и Ставрополья научились читать и считать, овладели грамотностью и нормами христианской морали в церковно-приходских школах. Для развития народного образования правительство поощряло духовенство создавать начальные приходские школы. Однако обеспечение их было недостаточно, и эти учебные заведения в 1860-1870 г.г. постепенно перешли в ведение Министерства народного просвещения. Комиссия Синода выработала и приняла в 1864 г. программу возрождения церковно-приходских школ. Эти школы были отданы под руководство духовенства, для их управления создавались епархиальные и уездные училищные советы во главе с советом при Синоде. В 1886 г. была опубликована программа обучения в церковноприходских школах. Их количество стало быстро расти. Этот процесс активно протекал в Ставропольской губернии и Кубанской области. С 1885 г. по 1890 г. здесь было создано более 200 школ первоначального обучения грамоте и 130 церковно-приходских одноклассных школ. В 1990 годы в станицах появляются и воскресные школы. В начале XX в. на Ставрополье и Кубани действовало около тысячи церковно-приходских школ, которые составляли 25-30 % всех школ региона.

По словам известного русского историка П.Н. Милюкова, автора «Очерков по истории русской культуры» в трех томах, российская цивилизация своим скачком в общественно-экономическом развитии к концу XIX в. была обязана, главным образом, двум факторам: православию и просвещению. Мы можем добавить, что это стало возможным благодаря лишь постоянной заботе властей в деле строительства христианских храмов, деятельность которых заложила основы нравственности и российского просвещения в стране.

 

Автор: Вихрева А.А.

 

При использовании материалов сайта ссылка на сайт (www.superinf.ru) обязательна.