Готовые рефераты, контрольные, курсовые и дипломные. Лучшие работы в сети по логопедии и коррекционной педагогике
    рефераты, контрольные,
курсовые и дипломные работы

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ – ГОТОВЫЕ И НА ЗАКАЗ

ПОИСК НА САЙТЕ

УЧЕБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ПО ПРЕДМЕТАМ:

Различные подходы к изучению проблемы идентичности в зарубежной психологии

 

Изначально, тема идентичности разрабатывалась в логике, а затем в философии XVII века, когда идентичность определялась как осознание индивидом непрерывности, тождественности во времени собственной личности [Локк Д., 1985]. В XX веке У. Джемс выразил установившееся к тому времени представление об идентичности как о последовательности, непротиворечивости личности [Джемс У., 1991]. Начиная с У. Джемса, дихотомии «социальное - персональное», «познаваемое - познающее» становятся центральными в разработке идентичности. По мнению Эриксона, описанное Джемсом «умственное и моральное состояние, когда в человеке наиболее интенсивно и глубоко ощущение собственной активности и жизненной силы» является переживанием идентичности [Эриксон, 1996]. Широкое распространение термина «идентичность» связано с именем Э. Эриксона, считавшего, что в подростковом возрасте у человека возникает психическая целостность - «чувство внутренней идентичности», позволяющей личности проследить временные связи между ощущением себя в прошлом, настоящем и будущем, а также собственным представлением о себе и взглядами других людей [Эриксон Э., 1996, 2000]. Начиная с середины 70-гг. понятие идентичности становится особенно популярным. На сегодняшний день в психологии можно в большей степени говорить о различных подходах и способах понимания категории идентичности, чем о единой, стройной теории.

Рассмотрим основные теоретические подходы к проблематике идентичности, поскольку само определение этого понятия различается в зависимости от теоретической позиции исследователя. Наиболее разработанными подходами к идентичности в современной психологии являются психоаналитический, когнитивно-ориентированный, интеракционистский и экзистенциально-гуманистический.

Психоаналитический подход к определению идентичности является наиболее разработанным. Авторы, работающие в данной парадигме, опираются на теорию идентичности Э. Эриксона, с именем, которого традиционно связывают появление термина «идентичность» в психологии. Категория идентичности является столь многоаспектной, что однозначного определения этого термина нет. Однако, Эриксон выделяет следующие характеристики и аспекты идентичности: 1) «субъективное чувство тождественности и протяженности»; 2) «процесс, посредством которого индивид оценивает себя с точки зрения того, как другие, по его мнению, оценивают его в сравнении с собой и в рамках значимой для них типологии»; 3) возрастные изменения переживания чувства идентичности усиливаются, когда человек ощущает возрастающую непрерывность между тем, что он пережил в прошлом и тем, что он предполагает пережить в будущем. Таким образом, обладать идентичностью значит, во-первых, ощущать себя, свое бытие как личности неизменным, независимо от изменения ситуации, роли, самовосприятия, во-вторых, это значит, что прошлое, настоящее и будущее переживаются как единое целое, в-третьих, это означает, что человек ощущает связь между собственной непрерывностью и признанием этой непрерывности другими людьми. Таким образом, понятие идентичности соотносимо для Эриксона, прежде всего, с понятием постоянного, непрекращающегося развития Я. Наибольшее значение данный процесс имеет для периода отрочества, которому и посвящено большинство исследований данного направления.

Эриксон задает идентичность как сложное личностное образование, имеющее многоуровневую структуру. Это связано с тремя основными уровнями анализа человеческой природы: индивидуальным, личностным и социальным.

Так, на первом, индивидуальном уровне анализа, идентичность определяется им как результат осознания человеком собственной временной протяженности. Это есть представление о себе как о некоторой относительно неизменной данности, человеке того или иного физического облика, темперамента, задатков, имеющего принадлежащее ему прошлое и устремленного в будущее. Со второй, личностной, точки зрения идентичность определяется как ощущение человеком собственной неповторимости, уникальности своего жизненного опыта, задающее некоторую тождественность самому себе. Наконец, в-третьих, идентичность определяется Эриксоном как личностный конструкт, который отражает внутреннюю солидарность человека с социальными, групповыми идеалами и стандартами. Последней структуре Эриксон дал название социальной идентичности.

Подобное представление о двух основных составляющих идентичности - личностной (персональной) и социальной - присутствует в большинстве работ, посвященных данной проблематике, однако вопрос о соотношении этих двух составляющих остается по-прежнему открытым.

Эриксон писал о том, что субъективное значение различных социальных реакций человека тем больше, чем сильнее они включены в общую модель развития, характерную для данной культуры. Эриксон отмечает, что на каждой стадии развития у ребенка должно быть чувство, что его личная, персональная идентичность, отражающая индивидуальный путь в обобщении жизненного опыта, имеет и социальное значение, значима для данной культуры, является достаточно эффективным вариантом и групповой идентичности. Таким образом, для Эриксона личностная и социальная идентичность выступают как некоторое единство, как две неразрывные грани одного процесса - процесса психосоциального развития ребенка. В этом отношении идентичность играет роль интегративного образования, позволяющего человеку соединить в целостную картину представление о себе как об индивидуальности и как о члене социума. К сожалению, эта мысль о единстве социальной и персональной идентичности практически не получила своего эмпирического воплощения в дальнейших исследованиях идентичности.

Последователи Эриксона, искавшие эмпирического подтверждения его идеям, столкнулись с тем, что приведенные им определения идентичности слишком широки и многозначны, что затрудняет выделение элементов для эмпирического исследования. Представители современного психоаналитического подхода к идентичности значительно конкретизировали представление о содержании, структуре и динамике идентичности, дополнив теоретико-описательный подход Эриксона эмпирическими исследованиями.

Наиболее известным и плодотворным оказался подход Дж. Марсиа [Marsia Дж., 1980], который определил идентичность как «структуру эго -внутреннюю самосоздающуюся, динамическую организацию потребностей, способностей, убеждений и индивидуальной истории». Особое внимание автор, вслед за Э. Эриксоном, уделяет формированию идентичности в подростковом и юношеском возрасте. Для операционализации понятия идентичности Дж. Марсиа выдвигает предположение о том, что данная структура проявляется феноменологически через наблюдаемые паттерны «решения проблем». По мысли автора, по мере принятия разнообразных решений относительно себя и своей жизни развивается структура идентичности, повышается осознание своих сильных и слабых сторон, целенаправленности и осмысленности своей жизни. На основе этих положений, Марсиа выделяет четыре типа (статуса) идентичности: достигнутая (реализованная) идентичность, мораторий, преждевременная (предрешенная) идентичность, диффузная идентичность. В качестве основных направлений формирования идентичности автор называет процессы профессионального, идеологического и сексуального самоопределения. Исследования Марсиа, весьма плодотворные, тем не менее, сужают понятие идентичности до аспекта самоопределения в контексте решения проблем, на что указывает и сам автор.

В работах А. Ватермана в большей степени акцентируется ценностно-волевой аспект развития идентичности. Автор выделяет элементы идентичности, которыми, по его мнению, являются цели, ценности и убеждения, которые формируются в результате выбора среди различных альтернативных вариантов в период кризиса идентичности и являются основанием для определения жизненного направления, смысла жизни. Ватерман выделяет два направления изучения идентичности -процессуальное и содержательное. Так, процесс формирования и существования идентичности охватывает средства, с помощью которых человек идентифицирует, оценивает и отбирает ценности, цели и убеждения, которые впоследствии станут элементами его идентичности. В то же время, идентичность невозможно рассматривать без учета содержательной специфики этих элементов. Ватерман выделяет четыре сферы жизни, наиболее значимые для формирования идентичности: выбор профессии, принятие религиозных и моральных убеждений, выработка политических взглядов, принятие набора социальных ролей, включая половые роли и ожидания в отношении супружества и родительства. Автор подчеркивает, что процессуальную и содержательную стороны идентичности необходимо рассматривать в их единстве и взаимосвязи, что дает возможность не только проследить пути формирования идентичности, но и понять значения для личности выборов, сделанных в той или иной сфере жизни [Waterman(ecL), 1985, Waterman А., 1982].

Исследователи психоаналитического направления уделяют также большое внимание вопросу о развитии идентичности. Э. Эриксон понимал развитие идентичности как взаимодействие трех процессов - биологических, социальных и эго-процессов, причем эго ответственно за интеграцию первых и вторых. Результатом интегративной работы эго (эго-синтеза) является некоторая конфигурация элементов идентичности, которая строится в течение всего детства. Эта гипотетическая конфигурация обеспечивает переживание чувства идентичности. В подростковом возрасте происходит переструктурирование совокупности детских идентификаций в новую конфигурацию посредством отказа от некоторых из них и принятия других. Процесс развития идентичности Э. Эриксон понимает как одновременно интеграцию и дифференциацию различных взаимосвязанных элементов (идентификаций). Всякий раз, когда возникают какие-либо изменения - биологические или социальные, - необходимы интегрирующая работа эго и переструктурирование элементов идентичности, так как разрушение структуры ведет к потере идентичности и связанными с этим негативными состояниями, вплоть до депрессии и самоубийства. Таким образом, основной функцией идентичности является адаптация в самом широком смысле этого слова: процесс становления и развития идентичности «оберегает целостность и индивидуальность опыта человека... дает ему возможность предвидеть как внутренние, так и внешние опасности и соизмерять свои способности с социальными возможностями, предоставляемыми обществом» [Эриксон Э., 1996].

Э. Эриксон отмечает, что процесс формирования идентичности не заканчивается в юношеском возрасте, который является лишь одной из стадий в развитии идентичности, периодом наиболее яркого ее кризиса. Эриксон выделяет восемь стадий развития идентичности на протяжении жизни человека, каждая из которых имеет свою центральную проблему, требующую разрешения. На каждом этапе жизни новые элементы должны быть интегрированы в имеющуюся структуру, а старые и отжившие отброшены. Развитие идентичности не линейно, оно проходит через так называемые кризисы идентичности - периоды, когда возникает конфликт между сложившейся к данному моменту конфигурацией элементов идентичности и изменившейся биологической или социальной нишей существования индивида. Для выхода из кризиса индивид должен найти и принять новые ценности, способы поведения, виды деятельности.

Дж. Марсиа также отмечает, что идентичность развивается на протяжении всей жизни человека [Marsia Дж., 1980]. Он вводит различение двух путей достижения идентичности - постепенное осознание некоторых данных о себе (присвоенная идентичность) и самостоятельное принятие человеком решений относительно того, каким ему быть (достигнутая идентичность).

Многие исследователи отмечают, что формирование идентичности представляет собой «многофазный» процесс, в котором различные сферы жизни развиваются по-разному и проявляются в разные периоды жизни [Matteson D., 1975, Coleman J., 1974, Waterman A., 1082]. Таким образом, человеческая жизнь предстает как путь преодоления различных по содержанию кризисов идентичности. Кроме того, развитие идентичности не является линейным процессом, оно может идти вспять, т.е. возвращаться на более низкий уровень. Даже имея достигнутую идентичность, человек может вновь испытать кризис и ввергнуться в диффузное состояние. Чувство достигнутой идентичности разрушается по мере того, как цели, ценности и убеждения перестают соответствовать требованиям изменившейся жизни. Если при этом человек не хочет замечать происходящих изменений и затрачивать усилия на личностные поиски - возникает опасность погрузиться в диффузное состояние.

Символический иптеракционизм. Исследования, проводящиеся в рамках данного направления, исходят из концепции Я Дж. Мида [Mead G., 1946]. Под идентичностью или Я Дж. Мид понимал способность человека воспринимать свое поведение и жизнь в целом как связанное, единое целое.

Рассматривая проблему соотношения социальной детерминации идентичности и свободы личности, Дж. Мид выделяет осознаваемую и неосознаваемую идентичность. Неосознаваемая идентичность базируется на неосознанно принятых нормах, привычках. Это принятый человеком комплекс ожиданий, поступающих от социальной группы, к которой он принадлежит. Осознаваемая же идентичность возникает, когда человек начинает размышлять о себе, о своем поведении. Подчеркивается значение когнитивных процессов, так как переход от неосознанной к осознаваемой идентичности возможен только при наличии рефлексии. Человек осознает свою идентичность, размышляя о себе с помощью приобретенного в социальном взаимодействии языка. Осознаваемая идентичность не означает автономии индивида от социума, она формируется с помощью категорий, выработанных в языке. В то же время наличие осознаваемой идентичности означает наличие относительной свободы личности, так как человек перестает следовать бессознательному развертыванию действий и начинает думать о цели и тактике своего поведения.

Описывая соотношение между социальной детерминацией и самодетерминацией, Мид выделяет два аспекта идентичности - «I» и «Ме». «Ме» описывает человека как существо, детерминированное социально заданными условностями и привычками. Это как бы представитель общества в индивидууме, который состоит из интернализованных «генерализованных других». «I» описывает человека как существо, которое способно реагировать на социальную ситуацию своим индивидуальным, неповторимым образом. При интерпретации человеческого поведения необходимо учитывать оба аспекта идентичности.

Э. Гофман развивает идеи Мида в своей концепции социальной драматургии [Goffinan Е., 1963, 1964]. Гофман выделяет три вида идентичности: социальная идентичность - типизация личности другими людьми на основе атрибутов социальной группы, к которой она принадлежит; личная идентичность - индивидуальные, уникальные признаки человека, а также уникальная комбинация фактов и дат истории его жизни; Я идентичность - субъективное ощущение индивидом своей жизненной ситуации, своей непрерывности и своеобразия. Для анализа взаимодействия Гофман вводит понятие знака. Знак - это любой признак человека, который используется им в ситуации взаимодействия для подчеркивания некоторых своих качеств, своего отличия от других [Goffman Е., 1963].

Интересную модель идентичности предлагает Р. Фогельсон [Fogelson R., 1982]. Автор выделяет четыре вида идентичности: реальная идентичность самоотчет индивида о себе, его самоописание «я сегодня»; идеальная идентичность - позитивная идентичность, к которой индивид стремится, каким ему хотелось бы себя видеть; негативная идентичность, которой индивид стремится избегать, каким он не хотел бы себя видеть; предъявляемая идентичность - набор образов, который индивид транслирует другим людям с тем, чтобы повлиять на оценку ими своей идентичности. Человек стремится приблизить реальную идентичность к идеальной и максимизировать дистанцию между реальной и негативной идентичностью.

Когнитивно-ориентированный подход. Выделение двух аспектов идентичности в рамках символического интеракционизма - ориентация на социальное окружение и ориентация на уникальность человека - получили развитие в исследованиях когнитивистски ориентированных авторов. Следует также отметить и определенное сходство данной типологии с психоаналитическим подходом в выделении и анализе идентичности с точки зрения «социального» и «персонального». Наиболее полно эти аспекты идентичности получили свое воплощение в теории социальной идентичности X. Тэджфела и Дж. Тернера [Tajfel Н., Terner J., 1979, 1986, Tajfel Н., 1981, 1982, Turner J., 1985].

Идентичность, или «Я- концепция», представляется в данной теории как когнитивная система, исполняющая роль регуляции поведения в соответствующих условиях. Она включает в себя две подсистемы: личностную идентичность и социальную идентичность. Личностная идентичность относится к самоопределению в физической, интеллектуальной и нравственной категориях. Социальная идентичность складывается из отдельных идентификаций и определяется принадлежностью человека к различным социальным категориям, таким как раса, национальность, пол и т.д.

Понятие самокатегоризации, описанное Г. Тэджфелом [Tajfel Н., 1982], позволяет решить проблему соотношения личностной и социальной идентичности, которые, по мысли автора, представляют собой два полюса одного биполярного континуума. На одном полюсе - социальное поведение, полностью определяющееся индивидуальными характеристиками участников, на втором - поведение, полностью обусловленное фактом группового членства.

Дж. Тернер развивает идею самокатегоризации как когнитивного соотнесения себя с некоторым классом идентичных объектов [Terner J., 1985]. Он выделяет три уровня самокатегоризации: человеческая идентичность, социальная идентичность и личностная идентичность. Между выраженностью одного уровня самокатегоризации и другими ее уровнями существует функциональный антагонизм: с позиции личностной идентичности человек не видит сходства между группами, с позиции групповой идентичности не различает индивидуальных характеристик отдельных членов группы. Любые факторы, усиливающие выраженность групповой самокатегоризации, ведут к увеличению воспринимаемого тождества между собой и членами группы и, таким образом, деперсонализируют индивидуальное самовосприятие. Деперсонализация относится к процессам «самостереотипизации», посредством которых люди воспринимают себя как взаимозаменяемые экземпляры социальной категории, а не как уникальные личности.

Процесс становления идентичности, в соответствии с теорией самокатегоризации, содержит в себе три последовательных когнитивных процесса. Во-первых, человек самоопределяется как член некоторой социальной категории. Во-вторых, он усваивает нормы и стереотипы поведения, свойственные группам, к которым принадлежит. В-третьих, человек приписывает себе усвоенные нормы и стереотипы этих групп, они становятся внутренними регуляторами его социального поведения.

Особое внимание в данном направлении исследований уделяется функционированию и содержанию социальной составляющей идентичности. Так, например, учитывая различное отношение общества к разным социальным группам, выделяется позитивная и негативная социальная идентичность [Tajfel Н., 1981]. Поскольку человеку свойственно стремление к положительному образу себя, одной из основных закономерностей в динамике социальной идентичности будет стремление человека к достижению или сохранению позитивной социальной идентичности [Waterman А. 1985, Агеев В., 1990; Собкин В., Грачева А., Нистратов А., 1990].

Важным механизмом актуализации социальной идентичности является процесс социального сравнения, как на межгрупповом, так и на межличностном уровне. При этом сравнение происходит, во-первых, с похожими, близкими к собственной группами, во-вторых, сравниваются не все параметры групп, а лишь ценностно-значимые качества и характеристики. В итоге позитивная социальная идентичность оказывается основанной на положительных, благоприятных отличиях своей группы от другой.

В случае если индивид оказывается включенным в низко статусную группу, он стремится использовать одну из трех основных стратегий поведения, направленных на сохранение или достижение позитивной идентичности: 1) индивидуальная мобильность - стремление покинуть низко статусную группу и присоединиться к высоко статусной; 2) социальная креативность - переоценка самих критериев, по которым проводится сравнение; 3) социальная конкуренция - прямое приписывание желательных характеристик своей группе и противопоставление их группе сравнения [Агеев В., 1990].

В целом можно сказать, что данный подход рассматривается как наиболее перспективный в современной психологии. В рамках данного направления проводится большое количество эмпирических исследований [Social identity: international perspectives., 1998]. Продолжая традиции психоанализа и символического интеракционизма, когнитивный подход ограничивает понятие идентичности понятием категоризации, что позволяет операционализировать данный феномен. В то же время данный подход разрабатывает представление о функции идентичности, которая заключается в построении позитивного самоотношения, придающего человеку уверенность и смысл его существованию.

Особое направление исследований в рамках когнитивного направления осуществляется в русле нарративной психологии [Gergen К., 1991, 1994; McAdams D., 1985, 1993; Widdershoven, G., 1994 и др.]. Авторы, работающие в рамках данного направления, проводят аналогию между пониманием текста и пониманием человеком самого себя, собственного поведения и событий своей жизни. Идентичность в нарративной психологии понимается как создание текста о самом себе, непрерывная самоинтерпретация себя, самоистолкование. Самоповествование о своем поведении, о своих поступках выделяет в жизненном потоке те или иные обстоятельства, придает им смысл, позволяет оценить их как положительные или отрицательные. Это явление проявляется в широком языковом и культурном контексте. В статьях К. Гергена развивается идея личности как «текста», поэтому «Я» и «личность» он считает в определенной мере избыточными и ненужными конструктами [Gergen К., 1988, 1994].

Однако в рамках нарративного подхода существует и другой взгляд на идентичность, когда это понятие отождествляется с самопониманием и идентификацией. Понять себя означает ответить на вопрос «Кто Я?» осознать, в частности, свою принадлежность к социальной группе. В этом случае средством самоидентичности является функция повествования [McAdams D., 1980, 1985]. Представленный подход в целом открывает возможность изучения идентичности через анализ текстов, субъективную интерпретацию жизненной истории и собственной личности. Уже сам факт проговаривания и называния качеств и свойств, относимых к собственной личности, свидетельствует об идентификации с предметной, социальной, индивидуальной структурой и может рассматриваться как идентичность (независимо от того, насколько объективно они присущи человеку и от того, создается ли этот текст для себя или для окружающих).

В рамках гуманистического направления главным является представление о личности, как о принципиально уникальной, неповторимой, экзистенциальной сущности.

В теории К. Роджерса идентичность (в данном случае синоним Я-концепции) представляет собой «организованный, согласованный концептуальный гештальт», построенный из перцепций характеристик «я» или «меня» в различных аспектах жизни, а также ценностей, связанных с этими перцепциями [Роджерс К., 1994]. Этот гештальт доступен сознанию, хотя не обязательно всегда осознан. К. Роджерс отмечает, что тенденция к конструктивному продвижению личности, ее завершенности, целостности реализуется только при условии ясного восприятия и адекватной символизации человеком своих выборов, проверки своих гипотез, различения им прогрессивного и регрессивного поведения.

Для Э.Фромма понятие идентичности выступает главным критерием при анализе современных особенностей взаимоотношений человека и общества [Фромм Э., 1998]. Автор обращается к проблеме идентичности, анализируя диалектическую взаимосвязь индивидуального и всеобщего в человеческой природе. Персональная идентичность определяется как результат индивидуализации человека, его обособления от сил природы и от других людей. С другой стороны, одной из ведущих человеческих потребностей является потребность в связи с окружающим миром, потребность избежать одиночества, что достигается путем самоотождествления с какими-либо идеями, ценностями, социальными стандартами, т.е. путем формирования социальной идентичности. Эти два традиционно выделяемых аспекта идентичности в концепции Фромма приобретают решающее значение в условиях современного общества. Потенциальная множественность социального выбора, свойственная развитым капиталистическим странам, сталкивается, по мысли Фромма, с неготовностью человека принять столь свободное одиночество и, следовательно, вызывают поиск таких связей с миром, которые уничтожат его индивидуальность. Одной из форм «бегства от свободы», апофеозом современного торжества социальной идентичности, по мнению автора, является полная деперсонализация, воплотившаяся в тоталитарных системах - фашизме и сталинизме.

А. Маслоу указывает, что чувство идентичности связано с пиковыми, вершинными переживаниями человека. Именно в такие моменты человек чувствует себя, свою самость, и это именно эмоциональное переживание аутентичности, истинного Я. При этом чувство идентичности имеет спонтанный характер, а не является результатом социального формирования [Маслоу А., 1997]. В обычные, повседневные моменты жизни речь не идет об идентичности. Вершинные переживания свойственны в большей мере «бытийному» способу жизни, при котором человек не приспосабливается к ситуации, не удовлетворяет органические и социальные потребности, плывя в «потоке жизни», а повышает напряжение, двигаясь «против потока».

Идея о существовании противоречий между человеком и социумом, между потребностями и желаниями самого человека, поставлена не только в экзистенциально-гуманистическом подходе, но именно здесь акцентирована ценностная роль противоречия как необходимого условия идентичности.

Следует отметить описательный, феноменологический характер экзистенциального подхода, базирующийся на философских представлениях об идентичности. Здесь отсутствуют психологические категориальные построения, так как не ставится задача более конкретных теоретико-методологических и эмпирических разработок, но при этом ориентация на идеи внутреннего потенциала личности значительно обогащает психологическую науку.

В заключение хотелось бы отметить, что рассмотренные теоретические и эмпирические подходы к изучению идентичности не противоречат, а скорее дополняют друг друга, выделяя в качестве своего предмета исследования различные стороны феномена идентичности. Обобщая результаты исследований представителей перечисленных теоретических ориентации, можно выделить следующие наиболее важные моменты в интерпретации феномена идентичности:

- Идентичность - динамическое образование. Это, прежде всего, процесс постоянного, непрерывного развития Я. Обладать идентичностью означает ощущать собственную неизменность вне зависимости от конкретной ситуации, непрерывность между прошлым, настоящим и будущим, связь между собственной непрерывностью и признанием этой непрерывности другими людьми. Идентичность развивается на протяжении всей жизни человека. Ее развитие проходит через преодоление кризисов, оно может идти как в прогрессивном, так и в регрессивном направлении. Изменение идентичности во многом обусловлено изменениями в социальном окружении индивида.

- Идентичность представляет собой сложное личностное образование, имеющее многоуровневую структуру. Обычно выделяют два уровня идентичности - личностный и социальный. Личностная идентичность определяется как ощущение человеком собственной неповторимости, уникальности своего жизненного опыта, тождественность самому себе. Социальная идентичность представляет собой внутреннюю солидарность человека с социальными идеалами и стандартами. Вопрос о соотношении личностной и социальной идентичности остается по-прежнему открытым. Согласно Э. Эриксону, идентичность играет роль интегративного образования, позволяющего человеку соединить в целостную картину представление о себе как об индивидуальности и о себе как о члене социума. Данное положение играет важную роль при определении переживания идентичности, возникающего в момент смеха над анекдотом.

- Переживание идентичности актуализируется в особые моменты жизни человека. Идентичность может рассматриваться как процесс решения жизненно значимых проблем. При этом каждое принятое решение по поводу себя и своей жизни (самоопределение) будет вносить вклад в формирование структуры идентичности в качестве ее элемента.

При этом ключевое значение приобретает переживание человеком собственной идентичности. Категория переживания, согласно Л.С. Выготскому, отражает отношение человека (ребенка) к окружающей его действительности: «переживание ребенка и есть такая простейшая единица, относительно которой нельзя сказать, что она собой представляет - средовое влияние на ребенка или особенность самого ребенка; переживание и есть единица личности и среды, как оно представлено в развитии» [Выготский Л., 1984]. Именно переживание показывает, чем данный момент действительности является для личности, как он влияет на развитие ее идентичности. Для данного исследования важным является высказывание Л.С. Выготского о том, что для понимания особенностей развития личности важна не сама объективная ситуация, а то, как человек переживает эту ситуацию. Таким образом, категория переживания может рассматриваться как особая «работа по перестройке психологического мира, направленная на установление смыслового соответствия между сознанием и бытием, общей целью, которой является повышение осмысленности жизни» [Василюк Ф., 1984].

 

АВТОР: Копылкова Е.А.

 

При использовании материалов сайта ссылка на сайт (www.superinf.ru) обязательна.