Готовые рефераты, контрольные, курсовые и дипломные. Лучшие работы в сети по логопедии и коррекционной педагогике
    рефераты, контрольные,
курсовые и дипломные работы

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ – ГОТОВЫЕ И НА ЗАКАЗ

ПОИСК НА САЙТЕ

УЧЕБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ПО ПРЕДМЕТАМ:

Правовая защита персонала уголовно-исполнительной системы (статья)

 

В юридической литературе последних пятнадцати лет понятие «правовая защита» исследовалось некоторыми авторами в рамках как общей теории права, так и отраслевых правовых наук, При этом единого подхода к сущности и содержанию этого термина пока не выработано. Были предприняты многочисленные попытки сформулировать определение понятия «правовая защита», «правовая защищенность», «социально-правовая защита», «социально-правовая защищенность», анализируя которые, можно выделить признаки правовой защиты.

Ю.П. Соловей определяет правовую защищенность (применительно к сотрудникам милиции) как «наличие юридических возможностей для уверенного и инициативного, вопреки возникающим препятствиям и опасностям, исполнения милицией возложенных на нее обязанностей. Функционирование милиции в подобном режиме обеспечивается системой гарантий ее правовой защищенности, представляющих собой соответствующие юридические средства, механизмы, презумпции и процедуры». В этом определении под правовой защищенностью понимается система законодательных установлений, а не состояние - результат деятельности субъекта защиты. Следовательно, сама правовая защита ограничивается рамками формирования и общего действия правовых норм, не включая в себя другие стадии правового регулирования: стадию возникновения на основе юридических фактов у конкретных субъектов права прав и обязанностей - правоотношения и стадию реализации прав и обязанностей. В определении отсутствует указание на субъект защиты, а также отражен лишь один из ее аспектов, связанный с осуществлением милицией правоохранительной функции, то есть деятельности, направленной на взаимодействие системы (как организации) с внешней средой. В то же время данная дефиниция позволяет выделить следующие признаки правовой защиты: одну из ее задач - обеспечение уверенного и инициативного исполнения милицией возложенных на нее обязанностей; правотворчество - одну из форм защитительной деятельности; отдельные виды гарантий - юридические средства, механизмы, презумпции и процедуры.

Еще одна попытка сформулировать понятие правовой защищенности (применительно к сотрудникам органов внутренних дел) была предпринята А.А. Магомедовым, который утверждал, что «правовая защищенность сотрудников органов внутренних дел - это гарантированное нормами права эффективное и оперативное ограждение от противоправных посягательств, обеспечение законом права на защиту и самозащиту от неправомерных воздействий на их права и интересы со стороны различных государственных, общественных учреждений и организаций, а также граждан». Автор также ограничился лишь правотворческой деятельностью субъекта защиты. Причем термин «защита» понимается им лишь в узком смысле, он не включает в него обеспечение всего правового статуса лица, ограничиваясь лишь защитой прав.

Правовую защиту как деятельность только правотворческую рассматривают наряду с указанными авторами А.В. Буданов, П.В. Коровников, Г.А. Собур и др. Однако содержание правозащитной деятельности не может ограничиться правотворчеством, в него входит также правоприменение. Такой позиции придерживаются Р.У. Концелидзе, В.М. Шамаров, С.Д. Порощук, С.Ф. Зыбин, А.В. Стремоухов и ряд иных авторов. Так, Р.У. Концелидзе указывает, что в содержание правовой защиты входит правовая форма деятельности уполномоченных органов и должностных лиц, а также результаты, наступившие после этой деятельности. Этими результатами могут быть как принятые законодателем правовые нормы, содержащие гарантии правовой защиты (абстрактная правовая защита), так и непосредственное применение таких норм на практике и принятие по ним акта применения права (конкретная, реальная защита). Эти же результаты (принятые правотворческим органом нормы права или решения правоприменительных органов по конкретным делам) составляют содержание правовой защищенности, которая обеспечивает состояние гарантированное™ объекта защиты. Таким образом, в качестве одного из признаков правовой защиты, также как и государственной защиты, выступает правотворческая и правоприменительная деятельность управомоченного субъекта.

А.В. Стремоухов наряду с этими двумя видами правовой деятельности в содержание правовой защиты включает правоисполнительную деятельность. В данном случае речь идет об одной из форм реализации права - исполнении норм права, то есть исполнении субъектом возложенной на него юридической обязанности. Однако, описывая формы правовой защиты, автор раскрывает также такие формы реализации права, как соблюдение норм права и их использование. Он указывает: «...правовая защита как правовое поведение - это такое пользование субъектами правозащитных отношений своими правами, которое по существу означает саморегуляцию, т. е. согласование ими собственного поведения с существующими нормами права и индивидуальными правовыми решениями. Средствами правовой защиты как правового поведения могут быть реализация права на правовую защиту, а также самозащита». В этом утверждении явно просматриваются такие формы реализации права, как использование норм права, то есть осуществление права субъектом по своему усмотрению, желанию, а также соблюдение норм права. Под соблюдением норм права как формой его реализации понимается воздержание от совершения действий, запрещенных правом. Соблюдение норм права - важнейшее условие правомерности самозащиты права. Это вытекает из понимания термина «самозащита прав», как предусмотренных законом действий фактического порядка и юридических средств, применяемых управомоченным лицом для принудительного пресечения посягательств на свои права или их восстановления в случае нарушения последних без обращения к компетентным органам. В качестве разновидностей самозащиты права А.В. Стремоухов рассматривает необходимую оборону, действия в состоянии крайней необходимости и меры оперативного воздействия. Как известно, условием правомерности необходимой обороны является непревышение ее пределов (соблюдение правовых запретов). Поэтому непонятно выделение автором правоисполнительной деятельности и включение ее в содержание правовой защиты, а также невключение в него таких форм правореализующей деятельности, как соблюдение и использование норм права.

Поскольку правовая защита анализируется нами как вид государственной защиты (деятельность государственных органов по правовой защите государственных служащих), то их правотворческая и правоприменительная деятельность рассматривается как наиболее характерная для данного субъекта. В связи с этим такие формы реализации права, как соблюдение, исполнение и использование правовых норм не включаются нами в содержание правовой защиты.

Второй признак правовой защиты можно определить на основе уяснения направленности защитительной деятельности. В данном вопросе также наметилось несколько разных подходов. Ряд авторов придерживаются точки зрения, согласно которой правовая защита охватывает весь правовой статус личности или его преобладающую часть (Р.У. Концелидзе, А.В. Коровников, С.Ф. Зыбин, А.В. Стремоухов, В.М. Шамаров).

Так, Р.У. Концелидзе под правовой защитой сотрудников милиции понимает основанную на законе деятельность уполномоченных органов по установлению и применению организационно-правовых гарантий, обусловливающих правомерную реализацию и защиту определенного законом их правового статуса в целях обеспечения состояния правовой защищенности. Причем в число гарантий правовой защиты он включает гарантии личной безопасности работника милиции, правомерной деятельности по осуществлению предоставленных законом полномочий, защиты социальных прав работников милиции (социальная защита), защиты политических прав, защиты экономических прав и т. д.В.М. Шамаров пишет: «Известно, что правовая защита сотрудников органов внутренних дел включает в себя два аспекта. Во-первых - это правовая защищенность личного состава в повседневной оперативно-служебной деятельности при неукоснительном соблюдении каждым сотрудником соответствующих законов Российской Федерации (внешний аспект). Во-вторых - это обеспечение сотрудников всеми видами довольствия, предоставление им и их семьям со стороны государства социальных гарантий и льгот, денежных или других видов компенсаций за условия службы, проживания в определенных местностях и т. д., которые определены Законом РСФСР «О милиции», Положением о службе в органах внутренних дел и соответствующими указаниями Президента Российской Федерации, постановлениями Кабинета министров -Правительства Российской Федерации и иными правительственными документами (внутренний аспект)». На основании изложенного можно сделать вывод, что правовая защита в понимании автора охватывает группы обязанностей и прав, формирующих характерные черты общего и особенного правового статуса данной категории государственных служащих.

С.Ф. Зыбин и А.В. Стремоухов дают следующее определение правовой защиты: «...правовая защита - это деятельность государства в лице его представительных, исполнительных и судебных органов, организаций, учреждений и должностных лиц по обеспечению процесса реализации личностью своих прав на пользование политическими, личными, материальными и духовными благами, правовыми средствами. Правовая защита - это совокупность правоотношений, которые возникают между государством и его органами, организациями и должностными лицами и людьми по поводу создания личности состояния полной правовой защищенности или, если так можно выразиться, правовой комфортности».

А.В. Коровников приводит следующее определение правовой защищенности - это «система норм, которые содержатся в законах государства, провозглашающих основные права и свободы военнослужащих. Это наличие в государстве законов, формулирующих права, свободы, обязанности и ответственность военнослужащих».

В соответствии с этими определениями правовая защита охватывает все элементы правового статуса группы прав лица. С таким подходом трудно согласиться. Правовая защита предполагает защиту определенной группы обязанностей и прав, а именно личных неимущественных, политических обязанностей и прав, а также прав и обязанностей, связанных с осуществлением служебных полномочий (в случаях, когда речь идет о сотрудниках органов внутренних дел), то есть формирующих характерные черты общего и особенного статуса лица. Доказательства этого утверждения можно найти у самих процитированных авторов. Так, С.Ф. Зыбин и А.В. Стремоухов, рассматривая правовую защиту сотрудников органов внутренних дел, указывают, что правовая защита сотрудников как деятельность государственных органов и должностных лиц системы МВД России охватывает большой круг вопросов, которые можно объединить в две условно самостоятельные группы:

1. правовая защита сотрудников органов внутренних дел как представителей закона и государства;

2. защита прав и законных интересов личности сотрудника при прохождении службы в органах внутренних дел.

Правовая защита сотрудников как представителей закона и государственной власти включает в себя следующие институты: обязательность исполнения законных требований сотрудника милиции; необходимую оборону и крайнюю необходимость применительно к деятельности милиции; недопустимость вмешательства в деятельность сотрудника; профессиональный риск сотрудника как обстоятельство, исключающее преступность деяния; оценку показаний сотрудника милиции по делу о преступлении или административном нарушении наравне с иными доказательствами; гарантии личной безопасности вооруженного сотрудника; уголовно-правовую ответственность граждан за посягательство на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции; административную ответственность за злостное неповиновение законному распоряжению или требованию работника милиции.

Защита прав и законных интересов личности сотрудника при прохождении службы в органах внутренних дел включает в себя: право сотрудников на жалобы и заявления; право на обжалование дисциплинарных взысканий; право сотрудников на объединение в профессиональные союзы (ассоциации); судебное обжалование неправомерных действий должностных лиц, ущемляющих права сотрудников; восстановление в должности, специальном звании и на службе в органах внутренних дел; возмещение причиненного сотруднику ущерба; право сотрудника милиции на судебную защиту при увольнении; контроль за законностью прохождения службы в органах внутренних дел со стороны представительной и исполнительной власти, а также общественных организаций, прием руководителями органов и подразделений работников по личным вопросам; рассмотрение в законном порядке писем, жалоб и заявлений; правовую помощь; обеспечение режима законности в деятельности руководителей и кадровых аппаратов с личным составом; институт ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации о службе в органах внутренних дел». Деятельность по реализации материальных социальных прав и интересов сотрудников ОВД авторы относят к социальной защите сотрудников. Кроме того, осталась неохваченной группа прав на физическую защиту сотрудников, которая не входит ни в правовую, ни в социальную защиту.

Таким образом, термин «правовая защита» одними и теми же авторами используется в широком и узком смыслах без дифференциации этого определения.

Другая группа авторов придерживается точки зрения о том, что правовая защита направлена на обеспечение эффективного осуществления служебной деятельности государственных служащих (А.В. Буданов, Б.П. Кондрашев, А.А. Магомедов, Ю.П. Соловей).

Так, Б.П. Кондрашев приводит следующее определение правовой защищенности: «Правовая защищенность сотрудника милиции - это прежде всего степень его личной безопасности, инициативности, уверенности и авторитетности при осуществлении служебных обязанностей, предполагаемая соответствующими юридическими нормами». Из этого определения вытекает, что правовая защита ограничивается обеспечением эффективной деятельности сотрудника милиции как представителя закона и государства, причем акцент делается на его личной безопасности, то есть еще более сужается содержание исследуемого понятия. При этом остается не охваченной большая сфера правоотношений - правоотношения, возникающие в связи с прохождением государственной службы.

Несколько более расширенно, но, на наш взгляд, не вполне определенно трактует правовую защищенность (применительно к сотрудникам органов внутренних дел) А.В. Буданов: «Правовая защищенность - соответствие правовой и нормативной базы деятельности органов внутренних дел объективным условиям и задачам этой деятельности. Она определяет уровень правового обеспечения профессиональной деятельности сотрудника и возможности его правовой защиты при решении им профессиональных задач или личных проблем, связанных с данной деятельностью». При этом каких-либо положений, указывающих на характер этих личных проблем, связанных с профессиональной деятельностью сотрудников органов внутренних дел, автор не приводит.

Таким образом, второй подход трактует правовую защиту ограничительно, охватывая только правоотношения, связанные с исполнением государственными служащими своих служебных обязанностей.

Третья группа авторов распространяет правовую защиту и на профессиональную деятельность государственных служащих, и на их внутрисистемные правоотношения, то есть правоотношения, связанные с прохождением государственной службы. Такой позиции придерживается Г.М. Мякишев. Можно признать соответствующим этому подходу изложение содержания правовой защиты (применительно к сотрудникам органов внутренних дел), представленное С.Ф. Зыбиным и А.В. Стремоуховым и процитированное ранее в качестве примера толкования правовой защиты в узком смысле. Этот подход, на наш взгляд, является наиболее приемлемым, соответствующим тому содержанию правовой защиты государственных служащих, которое вкладывает в это понятие российский законодатель и международное сообщество.

Г.М. Мякишев излагает содержание правовой защиты (применительно к сотрудникам органов внутренних дел), подразделяя меры правовой защиты на три группы:

1. предоставление сотрудникам определенных прав для эффективного выполнения своих служебных обязанностей;

2. ограничение вмешательства в служебную деятельность сотрудников;

3. установление ответственности за действия, препятствующие выполнению возложенных на сотрудников обязанностей, за деяния, нарушающие их права и свободы. Причем меры правовой защиты сотрудников как субъектов служебно-правовых отношений входят в каждую из этих групп.

Рассмотрим меры правовой защиты сотрудников уголовно-исполнительной системы в соответствии с классификацией, предложенной Г.М. Мякишевым.

К первой группе мер правовой защиты сотрудников уголовно-исполнительной системы можно отнести:

- право применения при определенных условиях физической силы, специальных средств и оружия (ст. 28-31 гл. V Закона Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»);

- право сотрудника обжаловать наложенное на него дисциплинарное взыскание;

- право на судебную защиту при увольнении;

- право сотрудников объединяться или вступать в профессиональные союзы (ассоциации) в целях защиты своих профессиональных, социально-экономических и иных прав и интересов.

Ко второй группе мер правовой защиты относятся следующие:

- при выполнении возложенных на него обязанностей сотрудник подчиняется непосредственному и прямому начальникам;

- никто, кроме органов и должностных лиц, прямо уполномоченных на это законом, не вправе вмешиваться в деятельность сотрудника;

- никто не имеет права принуждать сотрудника к выполнению обязанностей, которые не возложены на него законом;

- при получении приказа или указаний, явно противоречащих закону, сотрудник обязан принять меры к исполнению закона (ч. 2 ст. 4 Положения о службе в органах внутренних дел);

- отмена или изменение решения, принятого сотрудником при осуществлении служебных обязанностей, сами по себе не влекут его ответственности, если они не явились результатом преднамеренного нарушения закона;

- сотрудник в своей служебной деятельности руководствуется требованиями законов и не может быть ограничен решениями политических партий, общественных объединений и массовых общественных движений, преследующих политические цели.

К третьей группе мер правовой защиты, по мнению Г.М. Мякишева, необходимо отнести установление законом четырех видов ответственности: уголовной, административной, дисциплинарной и материальной.

Уголовная ответственность предусмотрена:

- за посягательство на жизнь сотрудника уголовно-исполнительной системы или его близких, которое наказывается лишением свободы от 12 до 20 лет либо пожизненным лишением свободы (ст. 317 УК РФ);

- угрозу применения насилия либо применение насилия в отношении сотрудника или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ст. 318 УК РФ) и применение насилия в отношении сотрудника (ст. 321 УК РФ);

- публичное оскорбление сотрудника (ст. 319 УК РФ);

- разглашение сведений о мерах, безопасности, применяемых в отношении сотрудника, а также его близких (ст. 320 УК РФ);

- несоблюдение должностными лицами гарантий правовой и социальной защиты, за непринятие или ненадлежащее осуществление мер безопасности сотрудников. Уголовная ответственность указанных лиц может наступить за преступления, предусмотренные ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями), ст. 286 (превышение должностных полномочий), ст. 292 (служебный подлог), ст. 293 (халатность).

Административная ответственность предусмотрена за разглашение сведений о мерах безопасности (ст. 17.13 КоАП РФ), за неповиновение законному распоряжению сотрудника органов уголовно-исполнительной системы в связи с исполнением им обязанностей по обеспечению безопасности и охране этих учреждений, поддержанию в них установленного режима, охране и конвоированию осужденных (подозреваемых обвиняемых) - ст. 19.3 КоАП РФ.

Дисциплинарная ответственность должностных лиц уголовно-исполнительной системы может наступить:

- за нарушение законодательства о службе в органах уголовно-исполнительной системы (незаконное перемещение по службе, понижение в должности, наложение взыскания, необоснованное задержание представления подчиненного к присвоению очередного специального звания);

- непринятие или ненадлежащее осуществление мер безопасности в отношении сотрудников и их близких.

Материальная ответственность:

- граждан наступает за ущерб, причиненный сотруднику и его близким родственникам в связи со служебной деятельностью сотрудника;

- должностных лиц - за ущерб, причиненный органу внутренних дел в связи с выплатами сотруднику, произведенными по причине незаконного или необоснованного перемещения по службе, понижения в должности либо снижения в специальном звании; увольнения из органов внутренних дел.

Для более точного уяснения содержания понятия «правовая защита» необходимо рассмотреть соотношение двух понятий: «правовая защита» и «социальная защита».

Социальная и правовая защита (в узком смысле) - два самостоятельных вида защиты, обеспечивающих реализацию разных групп прав личности: социальная защита - социально-экономических, социально-культурных и личных имущественных прав, а правовая защита - политических и личных неимущественных прав физических лиц. Если рассматривать правовую защиту как элемент общего правового статуса государственных служащих, то в ее содержание необходимо включить также защиту прав и обязанностей, обусловленных правовым статусом государственного служащего, то есть защиту в рамках служебно-правового отношения. Это положение можно рассматривать как второй признак правовой защиты.

Третий признак правовой защиты можно сформулировать на основе уяснения ее цели.

Понятие цели выступало предметом исследования в философии, праве, теории социального управления и других общественных науках. В философии под целью понимают один из элементов поведения и сознательной деятельности человека, который характеризует предвосхищение в мышлении результата деятельности и пути его реализации с помощью определенных средств. О цели в праве писал выдающийся правовед Р. Ие-ринг: «Цель есть творческая сила всего права... нет правового положения, которое не было бы обязано своим происхождением какой-либо цели». Еще Аристотель писал, что «благо везде и повсюду зависит от соблюдения двух условий: 1) правильного установления конечной цели всякого рода деятельности и 2) отыскания соответствующих средств, ведущих к конечной цели». Поэтому категория цели может считаться одним из основных системообразующих элементов правовой защиты.

Вопрос о целях правовой защиты подробно анализирует А.В. Стремоухов, который построил дерево целей правовой защиты личности. Основываясь на его исследовании, можно сформулировать цель правовой защиты государственных служащих.

В качестве главной цели института правовой защиты он рассматривает достижение высокого, соответствующего юридическим стандартам уровня правовой защищенности всех прав, свобод и обязанностей, которыми обладает человек на территории России. Правовую защищенность в качестве цели правовой защиты указывает и Р.У. Концелидзе. С этим положением следует согласиться.

Однако указанные авторы не совсем одинаково подходят к решению вопроса о сущности правовой защищенности. А.В. Стремоухов рассматривает правовую защищенность в узком и широком смысле. В узком смысле защищенность - это состояние обеспеченного и реализованного в соответствии с законодательством права человека. В широком - состояние человека, характеризующееся наличием: самих провозглашенных прав человека, прав на правовую защиту, а также охранных и защитных механизмов, то есть собственно правовой защиты. «Следовательно, - приходит к выводу А.В. Стремоухов, - правовая защищенность - это высокий уровень защиты личности законом, который характеризуется предоставлением лицу широких конституционных прав и наличием эффективного механизма их правовой защиты».

Р.У. Концелидзе рассматривает правовую защищенность как «состояние гарантированности правового статуса, которое имеет место после создания и закрепления гарантий защиты в правовых нормах до их применения, а также состояние, которое наступает после применения юрисдикционным органом установленной гарантии по конкретному делу и издания по ним акта применения права».

Сравнивая два этих определения, можно прийти к следующим выводам. Хотя А.В. Стремоухов и указывал, что правовая защита охватывает собой все элементы правового статуса человека, в том числе и его обязанности, в определениях правовой защиты и правовой защищенности упоминаются только права. Р.У. Концелидзе включает в определение весь правовой статус личности.

Основной недостаток определения правовой защищенности, данного Р.У. Концелидзе, заключается в том, что сам правовой статус государственного служащего (в нашем случае сотрудника уголовно-исполнительной системы) может быть неадекватным требованиям международных и внутригосударственных стандартов в сфере прав и свобод человека. Например, до принятия Закона РФ «О милиции» сотрудники уголовно-исполнительной системы не имели права на увольнение со службы в органах внутренних дел по собственному желанию. На противоречие между должными и наличными гарантиями социально-правовой защиты сотрудников милиции указывает и С.Д. Порощук. Гарантированность такого «урезанного» правового статуса вряд ли можно назвать правовой защищенностью, то есть целью правовой защиты.

На наш взгляд, правовую защищенность можно рассматривать и как цель, и как результат правовой защиты. Результат может лишь в большей или меньшей степени соответствовать цели, в зависимости от чего различаются уровни (степени) правовой защищенности.

Таким образом, правовую защищенность государственных служащих в качестве цели правовой защиты можно определить как соответствие их правового статуса международным и внутригосударственным стандартам правовой защищенности и его гарантированность. Стандарт правовой защищенности государственных служащих должен обеспечивать минимально необходимый уровень обеспеченности их правовыми средствами для исполнения служебных (должностных) обязанностей и осуществления прав, а также компенсации ограничений в политических и личных неимущественных правах, связанных с прохождением государственной службы. Правовая защищенность госслужащих как результат их правовой защиты - это степень достижения цели, то есть реальный уровень, состояние правовой защищенности.

Исходя из изложенного, правовую защиту государственных служащих можно рассматривать как правотворческую и правоприменительную деятельность государственных органов по осуществлению защиты юридическими средствами служебных, политических и личных неимущественных обязанностей и прав госслужащих в качестве субъектов государственно-служебной деятельности и служебно-правового отношения, направленную на достижение состояния их правовой защищенности.

Однако этим раскрытие сущности правовой защиты не может ограничиться. Выявление признаков правовой защиты приводит к необходимости сравнить ее с другими правовыми защитными явлениями, такими как охрана и защита прав. Анализ их соотношения был произведен А.В. Стремоуховым, который отмечает, что правовая защита человека не может являться результатом простого сложения охраны и защиты прав: «Она выходит за рамки и того и другого явления и приобретает свои уникальные свойства, которые возможно показать на различиях между правовой защитой человека с одной стороны и защитой и охраной прав - с другой. Эти различия сводятся к следующему:

- во-первых, если охрана и защита прав человека - это только правоприменительная деятельность, то правовая защита - это и правоприменительная и правотворческая деятельность. Причем первая - это конкретная, реальная правовая защита, а вторая - это абстрактная правовая защита;

- во-вторых, правовая защита - это не только охрана и защита прав, но и дополнительно еще и юридическая помощь человеку, оказываемая адвокатурой, нотариатом, общественными объединениями, правительственными организациями и учреждениями;

- в-третьих, если правовая защита действует на всех стадиях проявления права - общего состояния, обладания и пользования (непосредственной реализации), то защита права действует только на стадии пользования правом;

- в-четвертых, правовая защита с одной стороны и охрана и защита прав - с другой имеют различные цели: первая - обеспечить правовую защищенность человека в целом, вторые - оградить от нарушения или восстановить нарушенное конкретное субъективное право;

- в-пятых, правовая защита, в отличие от охраны и защиты прав, охватывает собой все элементы правового статуса человека, в т. ч. и его обязанности»'.

Рассмотренные признаки характеризуют правовую защиту государственных служащих как юридическую деятельность. Однако ее можно рассматривать также как правоотношение, поскольку в любой из своих форм она реализуется только через правоотношения, как субинститут права, а также как элемент содержания отдельных функций управления.

Правовая защита государственных служащих, рассматриваемая как правоотношение, характеризуется всеми теми признаками, которые присущи правоотношению в сфере государственной защиты государственных служащих. Отличие этих правоотношений лежит в плоскости их объектов. Как указывалось ранее, объектом правоотношения в сфере государственной защиты государственных служащих являются материальные блага и услуги, обязанности, права и интересы, а также жизнь, здоровье, честь, достоинство, личная неприкосновенность государственных служащих и их близких. Объект правоотношения в сфере правовой защиты государственных служащих является частью объекта правоотношения в сфере государственной защиты, он охватывает политические, личные неимущественные обязанности и права государственных служащих, обеспечивающие надлежащее исполнение ими своих служебных обязанностей и беспрепятственное осуществление прав.

Правовая защита государственных служащих может также рассматриваться как субинститут права, то есть относительно самостоятельное образование в рамках института государственной защиты государственных служащих, характеризующееся наличием отдельного предмета правового регулирования - политических и личных неимущественных обязанностей и прав государственных служащих.

Поскольку сотрудники уголовно-исполнительной системы входят в состав понятия «государственные служащие», то правовую защиту сотрудников УИС мы рассматриваем как часть правовой защиты государственных служащих. Эти понятия соотносятся как целое и часть. Понятие правовой защиты государственных служащих уточнялось нами для уяснения содержания понятия «правовая защита сотрудников уголовно-исполнительной системы», на основе первого мы сформулировали второе.

Правовая защита сотрудников уголовно-исполнительной системы -это правотворческая и правоприменительная деятельность государственных органов по осуществлению защиты юридическими средствами служебных, политических и личных неимущественных обязанностей и прав сотрудников как субъектов правоохранительной деятельности и служебно-правового отношения, направленная на достижение состояния их правовой защищенности.

В научной литературе по проблемам правовой защиты встречается указание на наличие двух аспектов правовой защиты сотрудников органов внутренних дел (условно их можно назвать внешним и внутренним). Однако критерии разграничения этих двух аспектов авторы применяют разные, соответственно и различное содержание вкладывают в понятие внутреннего и внешнего аспектов правовой защиты. Так, В.М. Шамаров рассматривает внешний аспект правовой защиты как «правовую защищенность личного состава в повседневной оперативно-служебной деятельности при неукоснительном соблюдении каждым сотрудником соответствующих законов Российской Федерации», а внутренний фактически отождествляет с социальной защитой. С.Ф. Зыбин и А.В. Стремоухов называют следующие два аспекта:

«1) правовая защита сотрудников органов внутренних дел как представителей закона и государства;

2) защита прав и законных интересов личности сотрудника при прохождении службы в органах внутренних дел».

Эта точка зрения разделяется и нами. Причиной выделения в объекте правовой защиты внешнего и внутреннего аспектов, на наш взгляд, служит наличие у них самостоятельных целей. Целью правовой защиты сотрудников как представителей закона и государства является защищенность их от внешних возмущающих воздействий, негативных проявлений окружающей среды, то есть поддержание баланса между системой и окружающей средой. Целью правовой защиты сотрудников при прохождении ими государственной службы в уголовно-исполнительной системе является их правовая защищенность во внутрисистемных отношениях, поддержание баланса интересов сторон служебного правоотношения -государственного служащего и государственного органа. Необходимость поддержания указанного баланса обусловлена такой особенностью служебно-правового отношения, как фактическое и юридическое неравенство сторон правоотношения, а также методом правового регулирования, характерным для публично-правовых отраслей, не позволяющим сторонам самим согласовывать свою волю, определяя, таким образом, содержание правоотношения.

С точки зрения теории управления на социальную систему действуют различные внешние и внутренние факторы, вызывающие отклонения в параметрах ее функционирования. Это также может служить еще одним критерием для выделения внешнего и внутреннего аспектов правовой защиты.

Внешний аспект правовой защиты сотрудников уголовно-исполнительной системы отражает особенности выполняемых ими должностных обязанностей. Следовательно, можно определить особенности правовой защиты отдельных категорий сотрудников соответственно видам служб и подразделений, в которых они проходят государственную службу.

Внутренний аспект правовой защиты более унифицирован, поскольку условия службы, порядок ее прохождения являются общими для всех категорий сотрудников. Особенности в этот аспект вносятся за счет заключения индивидуальных контрактов о службе в уголовно-исполнительной системе, да и то только в случаях, когда такие контракты содержат дополнительные условия, согласованные и принятые сторонами.

К мерам правовой защиты сотрудников уголовно-исполнительной системы как субъектов правоохранительной деятельности мы относим право сотрудников на применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия.

В качестве мер правовой защиты сотрудников уголовно-исполнительной системы при прохождении ими службы мы рассматриваем: право сотрудников на жалобы и заявления, в том числе на обжалование дисциплинарных взысканий; право сотрудника на судебную защиту; право на восстановление в должности, специальном звании и на службе в уголовно-исполнительной системе; право сотрудников на объединение в профессиональные союзы (ассоциации) и участие в деятельности других общественных формирований сотрудников; ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о службе в уголовно-исполнительной системе; контроль и надзор за порядком прохождения и соблюдением условий службы в уголовно-исполнительной системе.

Правовую защиту можно рассматривать также как элемент содержания отдельных функций управления - организации и регулирования.

«Функция организации в системе управления, - как отмечал A.M. Омаров, - сводится к формированию управляющей и управляемой систем (объекта и субъекта управления), иначе говоря, к обеспечению динамического равновесия внутренних процессов системы и к ее упорядочению путем создания соответствующей структуры и регулирования происходящих в ней действий». Организация системы предполагает определение и формирование ее звеньев, разделение труда между ними и создание условий для их согласованных действий, установление между сотрудниками организационных связей, закрепляющих субординационные и координационные отношения в системе управления.

Содержание организационной деятельности зависит от ее конечной цели - создания новой системы либо совершенствования существующей.

Разработка организационной структуры предполагает наряду с определением штатной численности работников и штатно-должностным построением (расчет должностей руководителей, специалистов, технического персонала) составление их должностных инструкций, в которых фиксируются виды выполняемых работ, обязанности, права и ответственность, организационные отношения руководства и подчинения, служебные взаимосвязи сотрудников и т. п. При этом нормативное закрепление организационных отношений является обязательным. Таким образом, нормативно закрепляются отдельные элементы будущего служебно-правового отношения, в рамках которого и реализуется правовая защита сотрудников.

Совершенствование существующей системы очень часто бывает направлено на повышение эффективности ее деятельности, одним из условий которой является правовая защищенность личного состава уголовно-исполнительной системы. И в этом случае деятельность по обеспечению правовой защиты сотрудников входит в содержание организационной деятельности субъекта управления.

Более устойчивую связь правовой защиты сотрудников можно установить с содержанием функции регулирования. Как указывает В.Д. Малков, «регулирование представляет собой управленческую деятельность, в процессе которой производится своего рода «подстройка» уже организованной системы к изменяющимся внешним и внутренним условиям ее функционирования». Необходимость в регулировании вызывается происходящими в системе изменениями, приводящими к нарушениям, сбоям в ее функционировании. Всякая самоуправляемая система находится под неизбежным воздействием двух противоречивых тенденций: к сохранению и упрочению ее организации, обеспеченной целенаправленными действиями субъекта управления, и к ее дезорганизации, обусловливаемой причинами, вызываемыми отклонением параметров системы от намеченной программы. Однако дезорганизация системы может быть обусловлена также недостатками и в ее собственной деятельности. В этой ситуации функция регулирования призвана обеспечить в зависимости от возможностей и конкретных обстоятельств своевременную нейтрализацию как внешних, так и внутренних возмущений или их адаптацию к существующей организации. Тем самым достигается уменьшение энтропии, и система возвращается в состояние динамического равновесия. Изменения в среде существования уголовно-исполнительной системы, обусловливающие необходимость в усилении правовой защиты сотрудников, описывались нами ранее. Изменения внутри системы связаны с приведением условий службы в уголовно-исполнительной системе в соответствие с общими условиями государственной службы, переориентацией целей и задач системы, недостаточностью материальных и финансовых ресурсов и иными причинами.

Таким образом, результаты исследования позволяют сделать следующие выводы:

1. Правовая защита государственных служащих, рассматриваемая как вид их государственной защиты, характеризуется следующими признаками:

- она представляет собой и правотворческую, и правоприменительную деятельность управомоченного субъекта;

- ее объектом являются политические и личные неимущественные права государственных служащих;

- она имеет своей целью достижение уровня правовой защищенности, соответствующего международным и внутригосударственным стандартам.

2. Правовая защита сотрудников уголовно-исполнительной системы является частью правовой защиты государственных служащих, ей присущи все те признаки, которые характеризуют сущность правовой защиты госслужащих. Поэтому правовая • защита сотрудников уголовно-исполнительной системы - это правотворческая и правоприменительная деятельность государственных органов по осуществлению защиты юридическими средствами служебных, политических и личных неимущественных обязанностей и прав сотрудников как субъектов правоохранительной деятельности и служебно-правового отношения, направленная на достижение состояния их правовой защищенности.

3. Правовая защищенность может рассматриваться как цель и как результат правовой защиты. Правовая защищенность как цель правовой защиты характеризуется гарантированностью высокого, соответствующего международным и внутригосударственным стандартам, правового статуса государственного служащего (в том числе сотрудника уголовно-исполнительной системы).

4. Рассмотрение правовой защиты сотрудников уголовно-исполнительной системы возможно в двух аспектах: при прохождении государственной службы в уголовно-исполнительной системе (внутренний аспект) и исполнении служебных (должностных) обязанностей сотрудниками (внешний аспект).

5. Правовая защита, как и государственная, - явление многогранное. Ее можно рассматривать в качестве юридической деятельности, правоотношения, субинститута права, а также элемента содержания отдельных функций управления (организации и регулирования).

 

Автор: Макарова Н.Н.

 

При использовании материалов сайта ссылка на сайт (www.superinf.ru) обязательна.