Готовые рефераты, контрольные, курсовые и дипломные. Лучшие работы в сети по логопедии и коррекционной педагогике
    рефераты, контрольные,
курсовые и дипломные работы

ДИПЛОМНЫЕ, КУРСОВЫЕ – ГОТОВЫЕ И НА ЗАКАЗ

ПОИСК НА САЙТЕ

УЧЕБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ПО ПРЕДМЕТАМ:

Нормативно-правовые основы исполнения наказания в колониях-поселениях (статья)

 

Основные направления уголовно-исполнительной политики, как известно, находят закрепление в законодательных актах федерального значения и дальнейшую детализацию в подзаконных нормативно-правовых актах. Определяющими в этом отношении являются два закона, которые с момента их принятия подвергались многочисленным изменениям: 1. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г. (последняя редакция - от 1 февраля 2005 г.); 2. Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 23 июля 1993 г. (последняя редакция - от 29 июня 2004 г.).

Следует заметить, что Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» был издан раньше, чем УИК РФ. Появление этого закона стало ответом законодателя на фактически сложившиеся в России в начале 1990-х гг. общественно-экономические отношения, в основу которых была положена рыночная экономика. И вот после окончательного запуска рыночного механизма, который, как известно, произошел в январе 1992 г., законодатель после некоторой паузы в 1993 году принимает закон «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». Для нас важнее отметить то обстоятельство, что, например, во всем тексте Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» нет ни одного упоминания ни об одном конкретном учреждении, в котором исполняется наказания в виде лишение свободы, в том числе о колонии-поселении. В ч. 1 ст. 6 этого закона законодатель указывает, что «виды учреждений, исполняющих наказания, определяются Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации. Учреждения, исполняющие наказания, являются юридическими лицами». На наш взгляд, такая ситуация более чем странная -в законе об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, об уголовно-исполнительных характеристиках этих самых учреждений и органов ничего не говорится, отсутствует даже термин «исправительное учреждение». Более того, Федеральным законом от 29 июня 2004 г. «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию государственного управления» была признана утратившей силу ст. 2 закона, в которой регулировались задачи уголовно-исполнительной системы, а без этих норм вообще во многом теряется смысл всего закона - об учреждениях и органах говорится, а о задачах, которые перед ними ставятся, - нет.

С другой стороны, если в этот закон включить нормы о колонии-поселении, исправительных колониях общего, строгого и особого режима и других учреждениях, то неизбежно будет иметь место дублирование соответствующих правовых норм в Законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и Уголовно-исполнительном кодексе РФ. Указанные обстоятельства дают основание для вывода о том, что из этих двух основополагающих законодательных актов, регулирующих уголовно-исполнительные отношения, необходимо оставить один и отказаться от Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы».

По нашему мнению, принятый в свое время закон свою миссию выполнил, а именно он способствовал решению правовых вопросов в практической деятельности исправительных учреждений, которые по факту оказались вовлеченными в хозяйственную деятельность на новых условиях рыночной экономики и в новых для исправительно-трудовых учреждений того времени обстановке усиленного контроля за соблюдением прав осужденных. Ограниченность Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» проявляется не только в том, что в этом нормативно-правовом акте не затрагиваются вопросы исполнения наказания в колониях-поселениях и других конкретных исправительных учреждениях, предназначенных для отбывания наказания в виде лишения свободы, но в том, что вне аналогичного организационно-управленческого регулирования остается деятельность учреждений, предназначенных для отбывания иных видов наказания. Так, наказание в виде ограничения свободы, как мы указывали, должно исполняться в исправительных центрах, наказание в виде ареста - в арестных помещениях. И хотя в настоящее время они не применяются, остаются без ответа вопросы о том, какие органы исполнительной власти будут их создавать, какова в этом роль органов местного самоуправления, учитывая, что те же арестные помещения должны быть в каждом районе и городе, каковы будут органы центрального и регионального управления, каким образом они будут включены в функционирующие ГУИН (УИН) субъектов Российской Федерации и т.д.

Не имея в виду подробно останавливаться на вопросе о том, как целесообразнее разграничить сферу регулирования Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» и УИК РФ, отметим, что, на наш взгляд, многие нормы Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» могут быть включены в Главу 3 УИК РФ - «Учреждения и органы, исполняющие наказания, и контроль за их деятельностью».

Вместе с тем вопросы, которые в настоящее время регулируются в Законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» в главе 4 («Права и обязанности работников уголовно-исполнительной системы»), главе 6 («Правовая и социальная защита работников уголовно-исполнительной системы»), должны регулироваться в специальном акте (по аналогии с Положением о службе в органах внутренних дел) и касаться работников, исполняющих все виды наказания, а не только наказания в виде лишения свободы. И таким образом, в еще большей степени проявляется отсутствие надобности в этом законодательном акте.

В УИК РФ исполнение наказания в колонии-поселении отрегулировано достаточно подробно. Так, в ч. 9 ст. 16 указывается, что «наказание в виде лишения свободы исполняется колонией-поселением, воспитательной колонией, лечебным исправительным учреждением, исправительной колонией общего, строгого или особого режима либо тюрьмой, а в отношении лиц, указанных в статье 77 настоящего Кодекса, следственным изолятором». Далее в ч. 2 ст. 74 УИК РФ говорится, что «исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия, лишения свободы. Они подразделяются на колонии-поселения, исправительные колонии общего режима, исправительные колонии строгого режима, исправительные колонии особого режима». В ст. 78 УИК РФ нашли свою регламентацию вопросы оснований перевода осужденных для отбывания наказания в колонию-поселение из исправительных колоний общего и строгого режима, а также обратного перевода - из колоний-поселений в исправительные колонии общего и строгого режима в случае злостного нарушения режима содержания. В ст. 113 УИК РФ применительно к колониям-поселениям выделяется специальная мера поощрения - разрешение на проведение выходных и праздничных дней за пределами колонии-поселения. В ст. 115 УИК РФ законодатель регулирует особенности применения мер взыскания к осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, в частности, к ним не может применяться такая мера взыскания, как перевод в помещение камерного типа и, напротив, только к ним может применяться такая мера взыскания, как отмена права проживания вне общежития и запрещение выхода за пределы общежития в свободное от работы время на срок до 30 дней. Наконец, в ст. 128 и 129 УИК РФ закреплены основные особенности и условия отбывания наказания в колониях-поселениях.

Отметим, что, поскольку колония-поселение является одним из видов исправительного учреждения, где по действующему уголовному и уголовно-исполнительному законодательству исполняется наказание в виде лишения свободы, то в УИК РФ наказание в виде лишения свободы с отбыванием в колониях-поселениях отрегулировано по принципу от общего к частному, то есть в отношении колоний-поселений применяются все нормы Раздела IV – «Исполнение наказания в виде лишения свободы» с теми изъятиями и исключениями, которые имеют место в этом разделе. М.А. Кириллов такой принцип регулирования назвал «остаточным», причем имея в виду негативный оттенок, и мы с ним не можем согласиться. И действительно, такой подход нельзя назвать оптимальным. И причина этого заключается в существенной разнице условий отбывания наказания в колониях-поселениях, с одной стороны, и во всех остальных исправительных учреждениях, - с другой стороны. В этой связи непонятна логика законодателя, когда, например, в УИК РФ в Главе 16 («Исполнение наказания в виде лишения свободы в исправительных учреждениях разных видов») сначала регулируются вопросы исполнения наказания в исправительных колониях общего режима (ст. 120, 121), затем в исправительных колониях строгого режима (ст. 122, 123), исправительных колониях особого режима (ст. 124-127) и только потом - в колониях-поселениях (ст. 128, 129), а вслед за этим - в тюрьмах (ст. 130, 131). Между тем согласно ст. 74 УИК РФ в ч. 2 перечень исправительных колоний начинается с колоний-поселений как учреждений с наиболее мягким режимом содержания осужденных, и далее следуют исправительные учреждение по принципу возрастания уровня режима (общего режима, строгого режима, особого режима, тюрьмы). Однако, как нами отмечено, в Главе 16 УИК РФ эта последовательность нарушена.

Приведем еще примеры неудачного подхода законодателя к регулированию в рамках УИК РФ вопросов отбывания наказания в колониях-поселениях. Согласно ч. 2 ст. 74 УИК РФ колонии-поселении отнесены к разряду исправительных колоний (наряду с колониями общего, строгого и особого режима). В дальнейшем законодатель, регулируя общие положения исполнения наказания в виде лишения свободы (Глава 11 УИК РФ), режим в исправительных учреждениях и средства его обеспечения (Глава 12 УИК РФ), условия отбывания наказания с исправительных учреждениях (Глава 13 УИК РФ) относит их в равной степени к исправительным колониям всех видов, за исключением тех изъятий, которые особо оговариваются. Однако те положения, в которых нет изъятий, далеко не всегда применимы к колониям-поселениям. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 87 УИК РФ в пределах одной исправительной колонии осужденные к лишению свободы могут находиться в обычных, облегченных и строгих условиях отбывания наказания, предусмотренных видом режима данной колонии. Здесь нет никаких изъятий. И по смыслу этой нормы в колонии-поселении также должны быть различные условия отбывания наказания. Однако в ст. 129 УИК РФ, где более подобно регулируются условия отбывания лишения свободы в колониях-поселениях, о дифференциации условий отбывания наказания в пределах одной колонии-поселения либо об отсутствии таковой вообще ничего не говорится. В ч. 2 ст. 128 УИК РФ указывается, что «во всех колониях-поселениях осужденные отбывают лишение свободы в одних и тех же условиях». Однако здесь имеются в виду условия отбывания не в пределах одной колонии-поселения, в колониях-поселениях разных видов (колонии-поселения для лиц, осужденных за преступления, совершенные по неосторожности; колонии-поселения для лиц, впервые осужденных за умышленные преступления небольшой или средней тяжести; колонии-поселения для лиц, переведенных в порядке поощрения из исправительных колоний общего и строгого режима).

Далее, согласно ч. 2 ст. 91 УИК РФ «Получаемая и отправляемая осужденными корреспонденция подвергается цензуре со стороны администрации исправительного учреждения. Переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, а также с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, уполномоченным по правам человека в субъекте Российской Федерации, общественной наблюдательной комиссией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации, Европейским Судом по правам человека цензуре не подлежит. Переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению руководителя исправительного учреждения или его заместителя». В ч. 3 этой же статьи указывается, что «переписка между содержащимися в исправительных учреждениях осужденными, не являющимися родственниками, допускается с разрешения администрации исправительного учреждения». Однако регламентированные условия отбывания наказания в колониях-поселениях, и прежде всего значительно большая свобода передвижения осужденных (ст. 128, 129 УИК РФ) и изученная нами практика деятельности колоний-поселений показывает, что для осужденных, содержащихся в колониях-поселениях, данные законодательные предписания не могут действовать в полной мере, поскольку осужденные, отбывающие наказание, например, в колониях-поселениях, расположенных в городской черте, имеют возможность бесконтрольной для администрации переписки, да и в сельской местности это также имеет место.

Согласно ч. 1 ст. 96 УИК РФ «Положительно характеризующимся осужденным, отбывающим лишение свободы в исправительных колониях и воспитательных колониях, а также осужденным, оставленным для ведения работ по хозяйственному обслуживанию в следственных изоляторах и тюрьмах, может быть разрешено передвижение без конвоя или сопровождения за пределами исправительного учреждения, если это необходимо по характеру выполняемой ими работы». Опять же здесь нет изъятий в отношении осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях, и чтобы уяснить, что в колониях-поселениях осужденные передвигаются без конвоя (за исключением случаев, когда осужденный водворяется в штрафной изолятор), необходимо обращаться к специальным статьям для колоний-поселений (ст. 128, 129 УИК РФ), но и в них вывод о том, что осужденные передвигаются без конвоя, следует не очевидно, а через толкование понятий «охрана» и «надзор». И такого рода примеров, когда нормы УИК РФ, регулирующие отбывание наказания в исправительных колониях, по факту относятся к колониям не всех видов, а только к колониям общего, строгого и особого режима и вообще не относятся или относятся лишь частично к колониям-поселениям, немало. Данное обстоятельство, как нам представляется, лишний раз подтверждает обоснованность предложений о реформировании колоний-поселений, учитывая, что условия содержания в них качественно отличаются от условий отбывания наказания в исправительных колоний всех других видов.

С точки зрения анализа уголовно-исполнительного законодательства важным является также вопрос о его соотношении и взаимосвязи с международно-правовыми актами. В ст. 3 УИК РФ этот вопрос впервые нашел законодательное решение. Анализ данной статьи позволяет сделать следующие выводы. Уголовно-исполнительное законодательство должно базироваться и отражать в своих институтах и нормах общепризнанные принципы международного права о правах личности и гражданина и об обращении с осужденными. Это положение подчеркивается в ч. 3 ст. 3 УИК РФ, где говорится: «В соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и Конституцией Российской Федерации уголовно-исполнительное законодательство Российской Федерации и практика его применения основываются на строгом соблюдении гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными». Следует заметить, что международный договор Российской Федерации получает приоритет перед уголовно-исполнительным законодательством, если в нем установлены иные правила исполнения наказаний. В данном случае имеется в виду двусторонний договор Россия с иностранным государством об обращении с осужденными гражданами этих государств. Так, ч. 2 ст. 3 УИК РФ предусматривает, что если договором Российской Федерации установлены иные правила исполнения наказаний в обращения с осужденными, то применяются правила международного договора. Наконец, еще одна позиция об отношении уголовно-исполнительного законодательства к рекомендациям (декларациям) международных организаций и международным договорам России состоит в том, что она учитывает положения, относящиеся к исполнению наказаний и обращению с осужденными при наличии необходимых экономических и социальных возможностей, что вытекает из положений ч. и 4 ст. 3 УИК РФ.

Как отмечалось выше, в систему уголовно-исполнительного законодательства входит вся совокупность нормативных актов (законов и подзаконных актов), которые регламентируют общественные отношения, относящиеся к предмету их регулирования, в частности возникающие по поводу и в процессе исполнения (отбывания) наказания и применения к осужденным средств исправления. Эту группу подзаконных нормативных актов, которые охватывают и колонии-поселения, можно разделить на две категории: 1) постановления Правительства Российской Федерации; 2) ведомственные нормативно-правовые акты.

Уголовно-исполнительный кодекс РФ и Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса» о введении в действие этого Кодекса делегируют Правительству РФ полномочия по принятию правовых актов: положения об уголовно-исполнительных инспекциях; положения о дисциплинарной воинской части; положения об арестных домах; положения об исправительных центрах. Кроме того, УИК РФ делегирует Правительству РФ полномочие принимать такие нормативные правовые акты, как положение о форме одежды осужденных к лишению свободы (ч. 4 ст. 82), перечень технических средств надзора и контроля и порядке их использования (ч. 3 ст. 83): минимальные нормы питания и материально-бытового обеспечения осужденных (ч 3 ст. 89). Наконец, Уголовно-исполнительный кодекс РФ делегирует полномочия Министерству юстиции РФ и Министерству обороны РФ самостоятельно или совместно с другими ведомствами принимать многочисленные нормативные акты.

Наиболее важными из подзаконных нормативно-правовых актов в контексте исследуемой проблематики являются: Правила внутреннего распорядка осужденных исправительных учреждений, которые согласно ч. 3 ст. 82 УИК РФ утверждаются Министерством юстиции РФ по согласованию с генеральной прокуратурой РФ. В настоящее время действуют Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденные приказом Минюста РФ № 205 от 03.11.2005 г.; Инструкция о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях (утверждены приказом Минюста РФ № 351 от 24 декабря 2002 г.); Положение об отряде осужденных исправительного учреждения (утверждено приказом Минюста РФ № 69 от 25 марта 2003 г. (в ред. 08.07.2003г.). Все три документа применяются и в отношении колоний-поселений, однако с определенными особенностями. Помимо указанных, приняты и действуют множество других ведомственных нормативно-правовых актов по отдельным вопросам отбывания наказания.

Здесь обратим внимание на то обстоятельство, что Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений как нормативно-правовой акт носят комплексный характер, то есть они регулируют достаточно широкий круг общественных отношений, связанных с отбыванием наказания в исправительных учреждениях, в том числе в колониях-поселениях. Кроме того, и это не менее важно, в Правилах содержатся положения, которые существенным образом влияют на правовой статус осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях. Так, в Правилах речь идет об основных правах и обязанностях осужденных (§ 3), Порядке передвижения осужденных в пределах колонии (§ 10), Порядок изъятия у осужденных запрещенных к использованию в ИУ вещей (§ 11), Порядке предоставления осужденным свиданий (§ 14), Порядке разрешения осужденным выездов за пределы исправительных учреждений (§ 18) и др. Не менее важные права осужденных затрагиваются и в Инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях. По нашему мнению, эти два нормативно-правовых акта в силу важности отношений, которые они регулируют, следует принимать на уровне постановления Правительства Российской Федерации, то есть он не должен быть чисто ведомственным нормативным актом.

Следует еще заметить, что в Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений имеются изъятия, касающиеся колоний-поселений. Так, указывается, что осужденные в исправительных учреждениях должны носить одежду установленного образца с нагрудными и нарукавными знаками, за исключением осужденных, содержащихся в колониях-поселениях (абз. 10 п. 2 § 3), проверки наличия осужденных, проживающих с семьями, в колониях-поселениях осуществляются согласно требованиям ст. 129 УИК Российской Федерации путем явки их до четырех раз в месяц в установленное время для регистрации к оперативному дежурному учреждения (ч. 5 § 9), передвижение групп осужденных по территории колонии (за исключением колонии-поселения) осуществляется строем в установленном администрацией учреждения порядке, (ч. 1 § 10), с осужденных, содержащихся в штрафных изоляторах колоний-поселений, взыскивается полная стоимость питания, предоставленного им по установленным нормам, (ч. 8 § 23), наконец, в Приложение N 1 к Правилам указывается, что перечень вещей и предметов, продуктов питания, которые осужденным запрещается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях либо приобретать распространяется на все исправительные учреждения, за следующим исключением для осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении (деньги, ценные вещи, продукты питания, требующие тепловой обработки (кроме чая и кофе, сухого молока, пищевых концентратов быстрого приготовления, не требующих кипячения или варки), дрожжи, сахар, продукты домашнего консервирования, ножи, опасные бритвы, лезвия для безопасных бритв, одежда, головные уборы и обувь (за исключением тапочек, спортивных костюмов и спортивной обуви) неустановленных образцов, электробытовые приборы (за исключением бытовых электрокипятильников заводского исполнения).

Такого рода изъятия для осужденных, содержащихся в колониях-поселениях, являются еще одним доводом к выводу о том, что колонии-поселении как учреждения для отбывания наказания существенно отличаются от всех других исправительных учреждений. Не случайным в этой связи представляется попытка ГУИН МВД России в 1998г. (когда уголовно-исполнительная система находилась еще в ведении МВД России) обособить колонии-поселения путем издания Положения о колониях-поселениях уголовно-исполнительной системы МВД России. Этот ведомственный нормативный акт определял задачи колоний-поселений, правовую основу их деятельности и основы организации, обеспечение режима и особенности организации надзора за осужденными, специфику труда, профессионального образования и профессиональной подготовки поселенцев, воспитательного воздействия в отношении их, особенности оборудования колоний-поселений, материально-бытового и медико-санитарного обеспечения осужденных.

В этом Положении не было, собственно, ничего принципиального нового, поскольку данный документ представлял собой акт инкорпорации соответствующих норм, содержащихся в различных правовых актах, и здесь зачастую дословно воспроизводятся соответствующие нормы, в том числе и нормы, регламентирующие исполнение именно лишения свободы без учета специфики исполнения наказания в условиях колоний-поселений, оставив без должной правовой регламентации целый ряд вопросов, возникающих в процессе реализации средств воздействия в отношении осужденных, отбывающих наказание в колонии-поселении. По этим причинам попытку ведомственного нормотворчества в сфере регламентации исполнения наказания в колониях-поселениях вряд ли можно признать удачной. Более того, принятие ГУИН МВД России Положения о колониях-поселениях уголовно-исполнительной системы противоречило Правилам подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 г., согласно которым структурные подразделения и территориальные органы федеральных органов исполнительной власти не вправе издавать нормативные правовые акты» (ч.3 ст.2). В частности, определяя задачи колоний-поселений Положение воспроизвело задачи, закрепленные в ст.2 Федерального закона от 21 июля 1993 г. «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (в настоящее время ст. 2 этого закона утратила силу), определяя, в частности, следующие задачи: исполнение уголовных наказаний в виде лишения свободы; обеспечение правопорядка и законности в колониях-поселениях, безопасности содержания в них осужденных, а также персонала, должностных лиц и граждан, находящихся на территории этих учреждений; привлечение осужденных к труду, а также обеспечение их общего и профессионального образования и профессионального обучения; обеспечение охраны здоровья осужденных; содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Однако, приводя эти общие положения, которые относились не только к колониям-поселениям, а ко всем исправительным учреждениям, в Положении о колониях-поселениях уголовно-исполнительной системы без регулирования остались задачи, характерные исключительно для колоний-поселений как учреждений, занимающих особое положение в системе исправительных учреждений, в которых по действующему уголовно-исполнительному законодательству исполняется наказание в виде лишения свободы. В литературе указывается, что к числу таких специфических задач следует отнести: а) осуществление воспитательного воздействия в отношении осужденных; б) обеспечение преемственности в реализации средств исправления осужденных; в) стимулирование позитивного поведения осужденных; г) подготовку осужденных к проживанию в условиях свободного общежития; д) реализацию средств исправления в отношении осужденных в условиях контролируемой свободы. На наш взгляд, здесь также не в должной мере отражается специфика колоний-поселений.

Затронем еще вопрос о наименовании колоний-поселений. На наш взгляд, колонии-поселения в нормативно-правовых актах должны именоваться как «исправительные колонии-поселения». В настоящее время в УИК РФ и других уголовно-исполнительных актах при обозначении колонии-поселения слово «исправительный» отсутствует, в то время как применительно к колониям общего, строгого и особого режима присутствует (ч. 2 ст. 74 УИК РФ). Здесь нарушается законодательная логика, поскольку все указанные учреждения объединены в общую категорию «исправительных учреждений». В этом смысле более логично выглядели нормы ИТК РСФСР 1970г., согласно которому все виды исправительно-трудовых колоний назывались с приставкой «исправительно-трудовая», в том числе «исправительно-трудовая колония-поселение» (ст. 66 ИТК РСФСР).

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что нормативно-правовая база исполнения наказания в колониях-поселениях основывается на совокупности как законодательных, так и подзаконных нормативно-правовых актов. Основными законами являются УИК РФ и Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы». В числе подзаконных нормативно-правовых актов наибольшее значение имеют Правила внутреннего распорядка осужденных исправительных учреждений, Инструкция о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях, Положение об отряде осужденных исправительного учреждения. В указанных и других правовых актах регулируются общественные отношения, связанные с исполнением наказаний в виде лишения свободы применительно ко всем исправительным учреждениям. В отношении колоний-поселений делаются изъятия и исключения. Однако такой подход субъектов уголовно-исполнительного нормотворчества представляется не совсем удачным, поскольку порождает определенные противоречия общих и специальных норм, а также противоречия нормативных предписаний с практикой деятельности колоний-поселений; кроме того, изъятия и исключения для колоний-поселений далеко не во всем отражают специфику этого вида уголовно-исполнительных учреждений. Одна из основных причин такого положения заключается в том, что колонии-поселении существенно отличаются от всех других исправительных учреждений по правовому статусу содержащихся там осужденных. В этой связи необходимо выделить нормы, регулирующие отбывание наказания в колониях-поселениях, в отдельный акт или часть общего нормативно-правового акта.

 

Автор: Чатаджян А.Г.

 

При использовании материалов сайта ссылка на сайт (www.superinf.ru) обязательна.