07.02.2011 8447

История борьбы с проституцией и развитие законодательства в области общественной нравственности (статья)

 

Социальная история проституции и правонарушений, ей сопутствующих, уходит в глубокую древность. Случаи проституции описываются в библейской мифологии. Так, Лот, защищая гостей, остановившихся у него на ночлег, от преследования развращенных содомлян, попытался откупиться от них невинностью своих двух дочерей. Иуда вступил в интимные отношения с Фамарью, пообещав ей козленка, и отдав в залог свои печать, перевязь и трость. Существование проституции всегда беспокоило лучшие умы человечества, но на протяжении всей его истории не было однозначного отношения общества к этому явлению. Терпимое к занимающимся проституцией отношение и разрешение заниматься своим ремеслом сменялось страшными гонениями, они воспевались поэтами и художниками, их казнили, подвергали различным наказаниям.

Исторический опыт свидетельствует, что с зарождением проституции появились попытки поставить ее под контроль, регламентировать.

Анализ многовековой практики борьбы с проституцией позволяет выделить этапы, характеризующиеся определенными секуляризационно (политико) ‑ правовыми режимами:

1) режим терпимости, для которого свойственно введение ограничений, связанных с легализацией сексуальных услуг, с целью извлечения прибыли или получения дохода государством;

2) запретительный режим, характеризующийся запретом любых форм «полового распутства», в том числе и внебрачных связей;

3) режим регламентации, определяемый тем, что допустимой и в известной степени терпимой признается только зарегистрированная проституция, тайная – запрещается.

Режим терпимости. Впервые определенные правовые рамки для проституции были установлены в VI веке до н.э. в Древней Греции Солоном. Им были санкционированы легализация проституции, открытие публичных домов. Публичные дома находились в ведении государства, и в них действовал устав, который сужал права проституток, предписывая им селиться в строго назначенных местах, носить конкретную одежду. Им запрещалось принимать участие в празднествах вместе с замужними женщинами. За выполнением правил следил поставленный для этих целей государственный чиновник - эдил.

Еще большее распространение получила регламентация проституции в Риме. В Римской империи проституция являлась одним из источников дохода. Государство обложило налогом публичные дома, а также торговлю женщинами с целью использования их для организации проституции. Для борьбы с беспошлинным промыслом в данной области и была образована полиция нравов, в обязанности которой входил, наряду с надзором за соблюдением правил приличия, сбор налогов с лиц, зарабатывающих на поприще распутства. Уже в то время проститутки разделились на две категории: явные (состоящие под надзором полиции) и тайные. Зарегистрированные женщины брались на учет, им выдавались специальные билеты, наличие которых гарантировало уплату налога и исключало возможность скрыться от полиции. Проститутки лишались гражданских прав и поселялись в определенных кварталах и, как в Греции, обязаны были носить одежду, отличавшую их от других жительниц. Нужно сказать, что действия Римского государства предвосхитили деятельность государств в более позднее время. Аналогичные правила были установлены в Новое время, с той лишь разницей, что регламентация проституции в Риме не ставила своей главной целью охрану общественной нравственности, а вводилась государством прежде всего для получения гарантированного дохода.

Запретительный режим. В XV веке средневековый режим терпимости к проституции сменился строжайшими запретами и репрессиями, что объяснялось возрастающим влиянием католицизма. Например, в Германии Карл V в Имперском полицейском уставе (1530 г.) повелевал пресекать и преследовать всякое внебрачное сожительство. При австрийской императрице Марии Терезии уголовное наказание применялось не только за занятие проституцией, но и за любую любовную связь вне брака. Сводничество наказывалось розгами и ссылкой.

Строго запретительная система регламентации проституции была установлена и во Франции. По законодательству 1684 года дела в отношении “распутниц” были полностью отнесены к ведению полиции. Жесткие карательные меры осуществлялись в отношении лиц, способствовавших проституции. В Англии сходные мероприятия, помимо перечисленных, относились и к персонам, которые пользовались услугами проституток (их секли розгами, клеймили, выгоняли из города). В Женеве к смертной казне приговаривались опекуны, если девушки, о которых они заботились, стали заниматься продажей своего тела. В Неаполе, Испании и Португалии сводникам и проституткам отрезали носы.

В России в ХVIII веке Свод законов содержал целую главу «О непотребстве». Содержание данной главы можно свести к следующему: 1) запрещалось явное и открытое «непотребство»; 2) предусматривались наказания за использование своего жилища для «непотребства», использование «непотребства» в качестве своего ремесла для пропитания и за посещение «непотребных» женщин; 3) под угрозой уголовного закона запрещалось мужчинам ходить женскую баню, а женщинам ‑ в мужскую. В этой же главе содержалась статья, направленная на ограждение граждан от венерических заболеваний, источником которых являлись проститутки. В соответствии с данной нормой мужчины, находящиеся на излечении в лечебных учреждениях, обязаны были сообщить источник заражения венерической болезнью. Если оказывалось, что источником являлась проститутка, то ее задерживали и подвергали принудительному лечению.

Запретительный режим ставил своей целью искоренение проституции и правонарушений, ей сопутствующих, путем установления жестких наказаний. В то время считалось, что существование в обществе такого социального зла неизбежно влечет подрыв нравственных устоев в конкретном государстве. Другой причиной введения запретительных санкций за занятие проституцией была большая волна венерических заболеваний, с которой, как предполагалось, возможно было справиться, лишь предприняв подобные решительные меры.

Режим регламентации. С появлением органов полиции, европейские государства устанавливают опирающийся на принуждение полицейский медико-санитарный надзор за проституцией и правонарушениями, ей сопутствующими. В Германии и Франции существовали наиболее эффективные организационно-правовые системы медико-полицейского надзора за правонарушениями в сфере общественной нравственности. В соответствии с французским законодательством середины ХIХ века открытию дома терпимости должно было предшествовать разрешение, полученное у префекта или мэра города. Префект или мэр могли дать такое разрешение только лицам женского пола (мужчинам такое разрешение выдавалось только в крайних случаях), предварительно поручив полицейскому комиссару собрать точные справки о просительнице и о месте, где желают открыть такой дом, о степени населенности этого квартала и о расстоянии до предполагаемого дома терпимости от церквей, общественных мест и школ. При положительном решении префектом или мэром вопроса об открытии дома терпимости, его содержатель был обязан обеспечивать соблюдение специальных правил. Так, он был должен вести журнал, выдаваемый ему комиссариатом полиции, в который вносились все принимаемые в дом терпимости проститутки. После полуночи посетители не должны были допускаться в заведение. Двери в дом терпимости должны были быть постоянно закрыты, продажа крепких спиртных напитков в них была запрещена. В отдельном здании допускалось открывать только один дом терпимости, при этом каждая проститутка должна была иметь свою комнату. Запрещалось принимать на работу в дом терпимости несовершеннолетних, а равно и принимать несовершеннолетних посетителей. Всем проституткам запрещалось появляться на различных гуляньях, общих собраниях. Контроль за соблюдением указанных правил возлагался на полицию.

Немецкое законодательство позволяло выдавать разрешение на открытие домов терпимости при наличии следующих условий: его расположение должно быть в малонаселенном месте и не может быть в здании, выходящем на две улицы. В соответствии с правилами содержания домов терпимости за их нарушение предусматривались денежные штрафы и изъятие разрешений. На полицию возлагался не только контроль за соблюдением этих правил, но и наблюдение за проститутками.

В России также существовала система регламентации проституции. Впервые ее основы были установлены в 1843 г. с образованием особых врачебно-полицейских комитетов в Петербурге, Москве, Вильно, Риге и Нижнем Новгороде во время ежегодной ярмарки. К 1910 г. уже в двухстах городах были учреждены органы врачебно-полицейского надзора (врачебно-полицейские, санитарные комитеты, бюро и др.), еще в 258 городах надзор осуществлялся чинами городской полиции; в остальных регламентация проституции отсутствовала.

Организация и деятельность органов врачебно-полицейского надзора определялись Положением от 8 октября 1903 г., утвержденным Министерством внутренних дел. Наряду с ним, в Петрограде, Варшаве, Екатеринославле, Казани, Риге, Нижнем Новгороде и Оренбурге действовали «собственные» положения о врачебно-полицейском надзоре, во многом схожие с Положением 1903 г., но в большей степени учитывающие местные особенности.

Нормами положений устанавливались следующие обязанности врачебно-полицейских комитетов:

- розыск и привлечение к ответственности тайных проституток, содержателей тайных притонов разврата, сутенеров и лиц, способствующих тайному разврату;

- подчинение проституток врачебно-полицейскому надзору и освобождение от него с отдачей в надлежащих случаях проституток на поруки; попечение о беременных, больных, несовершеннолетних проститутках и возвращающихся к честному образу жизни и содействие обществам и установлениям, стремящимся к уменьшению проституции;

- выдача разрешений на открытие домов терпимости и «поднадзорных притонов», надзор за ними, их закрытие;

- организация на смотровых пунктах врачебных осмотров и амбулаторного лечения проституток, подлежащих больничному лечению;

- наблюдение за выполнением установленных для проституток, содержательниц домов терпимости и «поднадзорных притонов» правил и привлечение виновных в их нарушении к ответственности.

В состав врачебно-полицейских комитетов входили врачи и полицейские ( в Петрограде в состав Комитета входили также члены от Петроградского Дома Милосердия и члены от Российского общества защиты женщин). Председателями Комитетов были вице-губернаторы, градоначальники либо их заместители.

Порядок установления и осуществления надзора за женщинами также определялся Положением 1903 г. В нем говорилось, что женщины, занимающиеся развратом, привлекаются к надзору секретно, через надзирателей или полицейских чинов после постановления Комитета. За зарегистрированными распутницами устанавливался секретный или явный надзор. Секретному надзору подлежали все проститутки-одиночки, явному (гласному) надзору - проститутки домов терпимости. Различие между правовыми режимами двух видов надзора заключалось в том, что при секретном надзоре документы оставались у проститутки, и она могла беспрепятственно выехать из города, меры принуждения при этом не могли быть применены, а при явном (гласном) надзоре документы у проститутки забирались и выдавались так называемые временные свидетельства; при выезде в другой город им выдавалось проходное свидетельство, а документы пересылались в полицию.

Зарегистрированным проституткам выдавались медицинские листки (санитарные билеты), в которых помечались результаты осмотров.

Согласно Положению 1903 г. дома терпимости разрешалось открывать женщинам не моложе 35 лет, а заниматься проституцией можно было лишь при достижении 21 года. Дома терпимости в обязательном порядке удалялись от церквей, учебных заведений, общественных мест не менее, чем на 150 саженей (а в Петрограде - на 250 ); если данное требование не выполнялось, они подлежали закрытию.

В Положении 1903 г. содержались и правила, касающиеся взаимоотношений между притоносодержательницами и проститутками. По соответствующему пункту первые не имели права забирать у своих подопечных более 3/4 дохода и должны были обеспечивать их одеждой, теплом, питанием и т.д. Проститутки могли оставлять дома терпимости в любое время, когда пожелают, причем денежные претензии содержательницы не могли быть препятствием для ухода из притона.

В области законодательства об охране общественной нравственности одним из принципиальных положений являлось ограждение несовершеннолетних и защита их духовных качеств. Так, Русское уголовное уложение 1903 г. в главе XXVII “О непотребстве” устанавливало меры для предохранения несовершеннолетних от вовлечения их в разврат. В Положении 1903 г. говорилось, что “женщина, не достигшая 18 лет, не может быть допущена к промыслу развратом, а отдается на попечение родственников, попечителей, благотворительных учреждений”.

В целом необходимо отметить, что система регламентации проституции в России состояла из следующих основных элементов:

- регистрация проституток;

- выдача зарегистрированным проституткам особых документов и ограничение перемещения;

- выдача разрешений на открытие домов терпимости;

- обязательные периодические медицинские осмотры проституток;

- обязательное лечение ими венерических заболеваний;

- проживание проституток в определенных местах;

- установление ответственности за нарушение правил функционирования домов терпимости и занятия проституцией;

- возложение на специальные органы врачебно-полицейского надзора за проституцией.

При этом необходимо отметить, что среди перечисленных элементов первичными являлись регистрация проституток, обязательные периодические медицинские осмотры, лечение венерических заболеваний и проживание проституток в определенных местах.

Регистрация проституток подразумевала составление списков полицией, в которые заносились имена женщин, в результате чего последним разрешалось торговать своим телом при соблюдении определенных требований. Регистрация могла носить как принудительный, так и добровольный характер. В некоторых государствах существовали юридические особенности регистрации проституток. Например, в Пруссии полиция могла взять женщину под надзор лишь после того, как суд признавал ее виновной в профессиональном занятии проституцией.

После регистрации проституткам разрешалось жить и продолжать свое ремесло в домах терпимости. В отношении этих учреждений регламентировались: место их нахождения; общая численность персонала; возраст обитательниц; врачебно-полицейский надзор за ними; продажа спиртных напитков, денежные отношения между хозяйкой и пребывающими здесь женщинами, право на оставление дома терпимости. Полицейские чиновники могли беспрепятственно в любое время посещать дома терпимости и проверять выполнение предписаний. В целях усиления надзора и ограничения влияния на общественную нравственность их «ремесла» проститутки селились только в частных домах в специально отведенных для них районах города.

Один из важнейших элементов регламентации - обязательный периодический медицинский осмотр женщин. Все зарегистрированные проститутки обязаны были подвергаться систематическим обследованиям врачей. В Берлине, например, зарегистрированные женщины моложе 24 лет должны были являться в главное полицейское управление для осмотра два раза в неделю. Женщины в возрасте от 24 до 34 лет - один раз в неделю, а старше 34 лет - два раза в месяц. Кроме того, все проститутки, находящиеся под наблюдением полиции, дополнительно подвергались осмотру в случае их ареста. Конечно, каждое государство устанавливало свои правила и сроки прохождения медицинского обследования проститутками. Но везде полиция нравов преследовала в своей деятельности две главные цели: устранение нравственной опасности от проституции и ограждение общества от ее вредных последствий в виде заболеваний, передаваемых половым путем. В этой связи весьма актуальными являются слова М. Кузнецова о целях регламентизма: «задача современной науки и администрации, если не вырвать зло с корнем, то, по крайней мере, значительно ограничить его».

Несмотря на положительные стороны режима регламентации можно сказать и об отрицательных сторонах данной системы борьбы с правонарушениями в сфере общественной нравственности. В отечественную полицию нравов устраивались, как отмечали все изучающие проституцию, лица сомнительного прошлого и настоящего – всякого рода несостоявшиеся люди: уволенные мелкие чиновники, отставные унтер-офицеры и т.п. Вознаграждение они получали скудное, поэтому нередки были случаи ареста и передачи в суд дел в отношении членов врачебно-полицейских комитетов за взяточничество с притоносодержателей и проституток, за поборы с домов терпимости или даже эксплуатацию этих домов под чужими именами. Общая полиция, перегруженная многочисленными обязанностями, прибегала только к одной мере – облавам и задержанию на улицах, в трактирах, портерных и ночлежных домах подозрительных женщин.

Государство, вводя режим регламентации, признавало терпимой зарегистрированную проституцию, а тайную под страхом наказания запрещало. При этом методы борьбы с тайной проституцией оставались такими же, как и при запретительном режиме. Один из первичных элементов системы регламентации – периодические медицинские осмотры проституток был также критикован противниками регламентизма как оскорбительная для женщины процедура, носящая крайне поверхностный и плохо организованный характер. Социальные причины существования такого явления как проституция не устранялись режимом регламентации, что в целом ставило под вопрос состоятельность системы регламентации проституции.

Это противоречие режима регламентации спровоцировало его кризис. Движение под названием аболиционизм (от латинского obolitio – уничтожение, отмена) стало альтернативой режима регламентации, основной идеей которого являлась борьба с проституцией и правонарушениями, ей сопутствующими, как с социальным явлением. Целью аболиционистов было искоренение правонарушений в сфере общественной нравственности. Впервые это движение зародилось в Англии в 60-х годах ХIХ века в форме протеста против изданных в 1864 – 1869 гг. законов о регламентации проституции. Впоследствии идеи аболиционизма распространились по всей Европе.

В 1887 году в Женеве состоялся первый конгресс аболиционистов. Открывший этот конгресс член английского парламента Стенсфельд в своей речи объявил собравшимся, что «целью аболиционизма является борьба с регламентацией проституции и обязательным осмотром женщин. Эти меры несовместимы с истинным понятием о свободе, нарушают закон, оскорбляют нравственные чувства женщины. Задача конгресса – доказать справедливость этих положений и указать средства борьбы с проституцией, что не смогла сделать до сих пор ни одна из регламентированных систем».

Впоследствии состоялся еще целый ряд таких конгрессов (в 1880 г. – в Генуе, в 1883 г. – в Гааге, в 1886 г. – в Лондоне). В 1886 году в Англии были отменены законодательные акты, устанавливающие регламентацию проституции.

Основные идеи аболиционистов заключались а следующем:

1) принципы нравственности неразделимы и одинаковы для лиц обоего пола;

2) естественные права мужчины те же, что и женщины;

3) нарушение целомудрия у мужчин заслуживает столь же строгого порицания, как и у женщин;

4) власть над собою в половом отношении есть одна из необходимейших основ здоровья отдельных лиц и народов;

5) проституция есть основное нарушение законов природы и гигиены, ее организация противоречит законам, карающим за возбуждение к разврату;

6) закон не должен допускать нарушения права располагать собою, принадлежащего каждой женщине;

7) женщины, заключенные в дома терпимости, удерживаются там силой и делаются настоящими рабынями, подчиненными игу матроны, которая самовольно располагает их телом и волей;

8) государство должно запрещать всякую коллективную организацию проституции, оно должно подавлять порок.

Сторонники аболиционизма считали, что проституция исчезнет автоматически попутно с нравственным возрождением общества, расширением образования и гражданских прав женщин, организацией справедливого рынка труда для них и т.п. Помимо идейной критики режима регламентации аболиционисты проводили деятельность в двух практических направлениях. Во-первых, с помощью личного энтузиазма стали оказывать «трудовую помощь» молодым женщинам, открывали библиотеки, дешевые столовые, общежития и вечерние школы для молодых работниц. Во-вторых, они создавали благотворительные организации – убежища для бывших проституток, решивших оставить свое ремесло, разного рода дома милосердия, приюты, дома трудолюбия и т.д. В Санкт – Петербурге это был хорошо известный «Дом милосердия для падших женщин», в Москве – «Дом Марии Магдалины».

Несмотря на высокую общественную значимость и прогрессивность для своего времени движения аболиционизма, все же и оно имело ряд существенных недостатков. Главным из них является то, что преодоление проституции, по мнению аболиционистов, возможно лишь общесоциальными мерами, такими как просвещение, образование, воспитание и т.д. По нашему мнению, это положение ошибочно, поскольку борьба с правонарушениями в области общественной нравственности предполагает принятие целого комплекса разнонаправленных мероприятий, проводимых на государственном уровне. Другим недостатком в идеологии аболиционизма было ошибочное мнение, что регламентация есть нарушение прав человека и узаконивание разврата, то есть как отмечал В. Тарновский, для них фактически безнравственна была не «купля и продажа тела, а совершение этого акта с ведения администрации».

В последнее время в печати периодически появляются выступления, в которых те или иные авторы предлагают односложно решить данную проблему, находясь на противоположных крайних позициях: либо путем установления строгой уголовной ответственности за занятие проституцией либо путем ее легализации. На наш взгляд, оба предложения беспочвенны и в случае их проведения в жизнь способны еще более усугубить сложившуюся ситуацию.

Анализ многовекового опыта борьбы с правонарушениями в сфере общественной нравственности ставит вопрос о принципиальной возможности противостоять таким социальным явлениям как проституция и правонарушения, ей сопутствующие. В основе борьбы с правонарушениями в сфере общественной нравственности должна быть политика сдерживания, при которой, с одной стороны, происходит институционализация проституции социально допустимым феноменом и тотальный контроль за ней со стороны государства, а с другой стороны проведение строго запретительной политики в отношении вовлечения в занятие проституцией и любых форм эксплуатации и содействия проституции, неподконтрольной государству.

История борьбы с правонарушениями в сфере общественной нравственности показывает состоятельность тех организационно-правовых моделей борьбы с правонарушениями в указанной области, которые сочетают в себе элементы всех секуляризационно-правовых режимов борьбы с проституцией. При этом необходимо отметить, что основу подобных организационно-правовых моделей составляет режим регламентации, который как раз и характеризуется институционализацией и врачебно-полицейским надзором за проституцией.

Существование указанной организационно-правовой модели борьбы с проституцией решает при этом следующие основные задачи: ограждение граждан от столкновения с правонарушениями в сфере общественной нравственности в повседневной жизни; защита несовершеннолетних от участия в любых формах «секс-бизнеса».

 

РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОХРАНЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ НРАВСТВЕННОСТИ ДО ХIХ ВЕКА

 

Первое законодательное упоминание о проституции в России встречается в Наказе о градском благочинии 1649 г. в котором объезчикам предписывалось «по улицам и по переулкам в день и в ночь ходить и беречь накрепко, чтоб в улицах и в переулках…. блядни не было».

При Петре I проституция начинает принимать массовый характер. Основа для этого была двоякая: во-первых создание большой регулярной армии, во-вторых, создание многочисленного класса чиновников, подавляющая часть которых в первое время своей карьеры не могла позволить себе содержать семью из-за нищенского жалованья. Вероятно, распространению проституции в России способствовали и проводимые Петром I реформы, при которых возросло влияние Западной Европы, в которой уже существовали организованные формы проституции. В связи с этим необходимо было принимать меры, препятствующие ее дальнейшему развитию.

Так, в Воинском Артикуле 1715 г. глава 20 полностью посвящена половым преступлениям. Среди них указывались содомский грех, насилие и блуд. Дела о данных преступлениях относились к компетенции государственных судов.

Заботясь об очищении армии от проституции, Петр I в артикуле 175 повелевал: «Никакие блудницы при полках терпимы не будут, но ежели оные найдутся, имеют оные без рассмотрения особ через профоса (палача) раздеты и явно выгнаны быть».

Запретительная линия в отношении проституции была продолжена и в последующем. Так, Указом 1736 г. предписывалось принимать меры к розыску и наказанию «непотребных жен и девок», которые находились в «вольных домах».

Указом от 1 августа 1750 г. «О поимке и приводе в Главную полицию непотребных жен и девок» предписывалось разыскивать «непотребных жен и девок как иноземок, так и русских», приводить их в полицию, а оттуда с запиской посылать на Калинкинский Дом.

Екатерина II Указом, объявляющим Устав Благочиния или Полицейский от 8 апреля 1772 г., пыталась бороться с проституцией, направляя проституток на полгода в «смирительный дом».

Таким образом, российское законодательство ХVII – ХVIII вв. под угрозой применения различных видов наказания запрещало занятие проституцией и сводничество. Данный исторический период истории борьбы с проституцией в России можно именовать запретительным, поскольку государство пыталось преодолеть правонарушения в сфере общественной нравственности с помощью законодательных запретов и применения к правонарушителям мер принуждения.

 

РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОХРАНЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ НРАВСТВЕННОСТИ В ХIХ – ХХ ВВ. (ДО 1917 Г.).

 

В XIX веке в России проституция была институционализирована и это поставило перед обществом задачу формирования принципов взаимоотношений с ней. Появилась необходимость выработать правовые нормы и определить ее место в городской инфраструктуре.

До введения в России режима регламентации проституции и врачебно-полицейского надзора проституция считалась уголовным преступлением. Соответствующая норма содержалась в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1845 года: лица женского пола «за обращение непотребства в ремесло» подвергались аресту от 7 дней до 3 месяцев. Данный нормативный правовой акт предусматривал также наказание за открытие публичного дома – сначала в виде штрафа, затем ‑ тюремного заключения от 6 месяцев до 1 года.

В 1885 году Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, вышел в новой редакции. В соответствии с ним «женщины, промышляющие развратом, занимаются таковым с ведома власти, или же тайно. Женщины публичные, получившие дозволение на промысел, будут ли это живущие в домах терпимости, одиночки, или находящиеся под секретным надзором, ‑ обязаны подчиняться предписанным для них правилам, в том числе и обязательной явке к свидетельствованию, и, в случае неисполнения этих правил, подвергаются наказанию по статье 44 устава…».

Женщина, занимающаяся проституцией и не желающая подвергаться регистрации, подвергалась аресту (не свыше одного месяца) или денежному взысканию (не свыше 100 рублей). Равным образом, согласно ст. 44 Устава о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1885 года, подлежали наказанию за нарушение обязательных постановлений и содержатели борделей. За сводничество виновные привлекались к ответственности в соответствии с Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года (ст. ст. 993, 998, 999,1000).

11 ноября 1882 года был издан циркуляр МВД о необходимости медицинских осмотров мужчин, посещающих дома терпимости.

Таким образом, можно констатировать, что в данный исторический период российское государство в своем законодательстве исходило из понимания проституции с точки зрения ее регламентации. В это время проститутками признавались лишь те лица, которые были зарегистрированы в полиции, существовали на средства, заработанные исключительно на занятии проституцией, и никакой другой профессиональной деятельностью не занимались. Проститутки, не желавшие подчинятся регламентации, подвергались наказаниям.

 

РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ ОБОРОТЕ ПРОДУКЦИИ, ОКАЗАНИИ УСЛУГ И ПРОВЕДЕНИИ ЗРЕЛИЩНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА В ХХ В. (ПОСЛЕ 1917 Г.).

 

В период становления социалистического государства меры, принимаемые по отношению к проституции, можно назвать революционными. Уже в 1919 г. для целенаправленного преодоления проституции в центре и на местах были образованы специальные органы – комиссии по борьбе с проституцией. Эти комиссии объединяли как специалистов различных отраслей научных знаний, имеющих отношение к проблеме проституции, так и руководителей заинтересованных органов государственного управления. Разрабатывались основные стратегические пути преодоления проституции, определялись важнейшие задачи по их осуществлению. Необходимо отметить, что основное внимание обращалось не на преследование проституток, а на борьбу с проституцией как социальным явлением, причинами и условиями, способствующими ее распространению.

Особо следует подчеркнуть практическую значимость первых программных документов, направленных на преодоление правонарушений в сфере общественной нравственности. Так, в Известиях ВЦИК было опубликовано Положение «О мерах борьбы с проституцией». В данном документе особый интерес представляют следующие положения:

1) борьба с проституцией ‑ первоочередная задача органов Советской власти;

2) борясь с проституцией, государство вовсе не преследует цель вторгаться в сферу половых отношений, ибо в этой области всякое принудительно-регулятивное воздействие приведет только к искажению и извращению полового самоопределения свободных и экономически независимых граждан, но поскольку проституция является проявлением начал, враждебных принципам социалистического государства, постольку она не может не находиться под воздействием государственной власти;

3) на местах должны функционировать специальные органы – губернские советы по борьбе с проституцией, в состав которых включаются представители местного органа здравоохранения, губпрофсовета, женсовета и НКВД;

4) разработать на местах общие меры предупредительного характера, а именно: обеспечение трудоустройства женщин, преодоление беспризорности и безнадзорности, профессиональное обучение женщин, проведение агитационно-просветительской работы;

5) сформировать систему специальных мер, обеспечивающих усиление административного надзора за местами, где может происходить вовлечение в разврат и проституцию;

6) проведение решительной борьбы с посредниками и пособниками проституции, особенно с притоносодержателями, с применением всех мер административного и судебного воздействия;

7) организовать доступное и бесплатное лечение венерических болезней.

Одновременно с этим для реализации намеченной программы при Наркомздраве образуется «Венерологическая секция», в деятельности которой основное внимание уделялось защите групп женщин, близких к проституции, ‑ беспризорных, разведенных и одиноких, с малолетними детьми на руках.

В 1923 г. сделан новый серьезный шаг – создание при Наркомздраве Центрального совета по борьбе с проституцией. В данный совет входили представители здравоохранения, профсоюзов и милиции. В своей деятельности совет добился значительного улучшения правового, социального, экономического положения женщин.

Центральный совет, привлекая ученых, составил действенную структуру практической работы в области борьбы с проституцией, состоящую из четырех различных, но взаимосвязанных между собой звеньев: венерологические диспансеры, лечебно-воспитательные профилактории, трудовые колонии и милицейские подразделения.

Первым звеном, проводившим основную массу работы, являлись венерологические диспансеры. Они проводили санитарную и просветительскую работу как среди больных, находящихся в профилактории, так и на заводах, фабриках, учебных заведениях. Сотрудники диспансеров изучали бытовые условия жизни проституток, старались им помочь, принимали участие в проверке различных заведений, где могли концентрироваться проститутки.

Вторым звеном в цепи практических мероприятий явилось создание лечебно-воспитательных профилакториев, в которых больные женщины приучались к квалифицированному труду. Первые четыре профилактория были открыты в Москве в 1928 г. Впоследствии профилактории были созданы и в других городах. За 1928 г. через четыре московских профилактория «прошла» 891 проститутка. Об эффективности их работы свидетельствует тот факт, что многие проститутки так втянулись в жизнь и быт профилактория, что и по выздоровлении продолжали работать в нем, помогая успешной адаптации новичков.

Третье звено было создано органами социального обеспечения – трудовые колонии и коллективы для здоровых проституток и беспризорных женщин. Так, колония имени Каляева в подмосковном Сергиевске содержала почти 1000 человек с большим швейным производством, отдельные трудовые коллективы из бывших проституток, решивших бросить старый промысел, были организованы в Калуге, Туле и других городах.

Четвертым элементом борьбы с правонарушениями в сфере общественной нравственности являлась милиция. Причем основные усилия подразделений милиции были направлены на пресечение сводничества, содержания домов терпимости, вовлечения женщин в разврат, пособничества проституции и т. п., а также на наказание проституток за распространение венерических заболеваний. Масштабы деятельности милиции в этой области весьма показательны: в 1924 г. в стране было возбуждено 2256 уголовных дел за организацию и содержание притонов и сводничество, в 1925 г. – 2987 уголовных дел, в 1926 г. – 2365.

В это же время НКВД РСФСР разрабатывает проект «милиции нравов». Однако специализированное подразделение милиции по предупреждению и пресечению правонарушений в сфере общественной нравственности так и не было создано, ввиду критики данной инициативы. Особенно жесткой критике данный проект подвергся со стороны К. Цеткин. Она писала: «Все мероприятия полиции нравов, как бы «тактично и справедливо они не проводились», не способны подрубить социальный корень проституции. На самом деле, полиция нравов не в состоянии понизить и «предложение» в области проституции. Самое большое, что можно, это видоизменить рынок проституции. «Спрос» и «предложение» прекратятся лишь тогда, когда исчезнут экономические и общественные предпосылки, их породившие».

Приказом НКВД РСФСР № 15 ‑ 1924 г. была утверждена «Инструкция органам милиции по борьбе с проституцией». Основные положения этой инструкции, с нашей точки зрения, и в настоящее время не утратили своей практической значимости и могут быть использованы в деятельности милиции и сейчас. В данном акте обращалось внимание всех подразделений милиции на то, что основная задача их деятельности заключается в следующем:

- раскрытии притонов разврата, способствующих широкому развитию проституции;

- обнаружении и задержании лиц, промышляющих сводничеством, притоносодержательством, вербовкой женщин для проституции (торговцы товаром) и сутенерством (проживающих за счет проституток);

- принятии мер к недопущению использования публично-увеселительных мест для целей проституции и превращения их в притоны разврата.

Указывались также пути (выражаясь современным языком – правовые средства) решения поставленных задач:

- периодические обследования предприятий публично-увесилительного характера, кафе, пивных, ресторанов и т.п. (при выполнении подобных проверок сотрудники милиции пользовались правом беспрепятственного осмотра всех отдельных комнат и кабинетов соответствующего помещения);

- постоянное наблюдение за так называемыми семейными банями, а в летнее время – за бульварами, садами, скверами;

- обход отдельных жилых владений в тех случаях, когда имеются сведения о наличии в них притонов разврата.

По инициативе Центрального совета по борьбе с проституцией УК РСФСР был дополнен ст. 169 «а», предусматривающей уголовную ответственность за понуждение женщины к вступлению в половую связь лицом, от которого она находится в материальной или служебной зависимости, и ст. 155 «а», предусматривающей уголовную ответственность за заведомое поставление в опасность заражения венерической болезнью.

26 октября 1926 г. ВЦИК и СНК СССР одобрили постановление, предоставляющее органам здравоохранения право принудительно лечить лиц, больных венерической болезнью в заразном периоде.

В 1929 г. сессией ВЦИК был одобрен законопроект «О дальнейшей борьбе с проституцией». В нем в качестве мер преодоления проституции, в частности, предусматривалось:

1) В первую очередь направлять на обучение, трудоустраивать, обеспечивать всем необходимым:

- безработных и одиноких женщин, у которых есть малолетние дети;

- девушек после детдомов;

- переквалифицирующихся женщин.

2) Органам социального обеспечения обеспечивать трудовое перевоспитание женщин, занимающихся проституцией (не только больных, но и здоровых).

3) Главполитпросвету охватить пропагандистской работой против проституции все население.

4) Наркомюсту усилить наказание притоносодержателей и лиц, вовлекающих несовершеннолетних в проституцию.

5) НКВД усилить борьбу с притоносодержанием и вовлечением несовершеннолетних в проституцию.

Все перечисленные выше меры борьбы с правонарушениями в сфере общественной нравственности совокупно дали легко калькулируемые результаты – «по данным Наркомздрава на 1930 год, профессиональная проституция пошла резко на убыль и число профессиональных проституток уменьшилось почти в 10 раз».

Однако, несмотря на это, Д. Ласс в 1931 г. отмечал, что, несмотря на явные успехи, «мы наблюдаем существование притонов и … определенный процент профессиональных проституток» или лиц, имеющих в качестве единственного источника доходов только оказание сексуальных услуг.

В одной из научных статей о проституции, написанной в 1934 г., П. Люблинский прямо указывал, что борьба с проституцией теперь должна протекать под лозунгом борьбы с «паразитизмом и тунеядством».

Таким образом, мы видим, что в начале 30-х годов борьба с правонарушениями в сфере общественной нравственности стала неожиданным образом характеризоваться повторением не самых лучших приемов, т. е. государство вновь начало вести борьбу не с социальным явлением, а с лицами ‑ проститутками, притоносодержателями и т.д., как с «дезертирами трудового фронта». В это же время были свернуты все государственные программы и мероприятия по преодолению проституции, и главный упор стал делаться не на социальную помощь, а на репрессии.

В дальнейшем искажения практики социалистического строительства и игнорирование социальных закономерностей и реалий привели к ошибочному утверждению, будто с ликвидацией безработицы ликвидированы и все причины каких бы то ни было общественных аномалий. В результате вопросы изучения причин проституции в СССР и организационных форм ее преодоления оказались под запретом. Эти и последующие искажения правоохранительной политики и практики фактически способствовали оживлению и распространению проституции.

Начавшийся в середине 80-х г.г. ХХ века процесс коренной перестройки общества заставил взглянуть по-новому на многие проблемы, в том числе и на правонарушения в исследуемой сфере.

В 1987 г. законодателем была установлена административная ответственность за занятие проституцией. Однако при этом законодатель не определился в самом ее понятии. По-видимому, это связано с недостаточной теоретической проработкой данной проблематики на тот период.

Нормы, охраняющие жизнь людей от безнравственного поведения, содержались в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях и в Уголовном кодексе РСФСР.

Анализ хотелось бы начать с Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. В данном правовом акте содержался ряд норм, охраняющих общественную нравственность:

-статья 45 - предусматривала ответственность за сокрытие источника заражения венерической болезнью и контактов больных, создающих опасность заражения;

-статья 164 - определяла ответственность за невыполнение родителями или лицами, их заменяющими, обязанностей по воспитанию и обучению несовершеннолетних детей или совершение ими правонарушений (в том числе и занятие проституцией);

-статья 164² - закрепляла ответственность за занятие проституцией, и некоторые другие.

Таким образом, в Кодексе РСФСР об административных правонарушениях можно выделить три нормы, отвечающих перечисленным требованиям: ст.ст. 45, 164 и 1642.

Уголовный Кодекс РСФСР 1961 г. также содержал нормы, охраняющие общественную нравственность. В частности, ст. 115 предусматривала ответственность за заражение венерической болезнью, а ст. 1151 - за уклонение от лечения подобного рода заболевания. В ст. 1152 была предусмотрена ответственность за заражение СПИДом. Наказывались также действия, сопутствующие проституции, т.е. притоносодержание и сводничество (ст. 226). Большое внимание уделялось охране нравственности несовершеннолетних и ограждению их от участия в разврате. Согласно ст. ст. 119, 120 и 210 уголовной ответственности подлежали субъекты за половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, развратные действия в отношении несовершеннолетних, вовлечение последних в занятие проституцией. Ст. 228 УК РСФСР предусматривала ответственность за изготовление или сбыт порнографических предметов.

К сожалению, при всей актуальности проблемы нравственности до сих пор у ученых нет единой позиции по вопросу об определении понятий «нравственность», «общественная нравственность», «охрана общественной нравственности», «правонарушения в области общественной нравственности».

Существующие взгляды специалистов в области философии и юриспруденции на понятие нравственности (общественной нравственности) можно разделить на следующие:

1) нравственность рассматривается как совокупность традиций и обычаев, которые сформировались в течение продолжительного времени у какого-либо народа, проживающего на конкретной территории. Все то, что совершается не в соответствии с устоявшимися традициями, является безнравственным (М.Н. Аплетаев);

2) нравственность можно определить как совокупность обязательных велений, присущих совести индивидуума и управляющих его волей и деятельностью (В.О. Дерюжинский);

3) общественная нравственность понимается в смысле противопоставления телесному, то есть нравственное (высокое) - духовное, безнравственное (низменное) - телесное. Духовная сфера человека как раз отвечает в том числе и за половое целомудрие. Исходя из этого тезиса делается вывод о том, что общественная нравственность является тем, что «отвечает» за сферу противодействия половому распутству и прежде всего проституции и правонарушениям, ей сопутствующим.

Думается, что данные позиции являются обоснованными. Первые две позиции определяют общественную нравственность в широком смысле как мораль. Мораль, в свою очередь, определяется как нравственное учение, правила для воли, совести человека. В узком же смысле нравственность понимается как духовные и душевные качества, противостоящие физическому (телесному) началу человека. Действительно, можно сказать, что мораль и нравственность сходные понятия, но, видимо, мораль включает в свое содержание нравственность.

Общественная нравственность - именно та сфера, которая противостоит существованию в обществе полового распутства (и прежде всего проституции, как наиболее «массовидного» явления) и отвечает за ограждение граждан от столкновение с ним в повседневной жизни. С точки зрения истории, полагаем, имеет право на существование «классическое» понятие правонарушений в сфере общественной нравственности, охватывающее проституцию и ей сопутствующие правонарушения: вовлечение в занятие проституцией, сводничество, притоносодержание, содействие проституции, а также распространение порнографических материалов и предметов. Именно такое «суженное» понятие необходимо для правильного определения границ правоохранительной деятельности в рассматриваемой области. В настоящее время, в связи с появлением в обществе новых отношений в области нравственности, необходимо говорить и о другом понятии «правонарушения в сфере оборота продукции, оказания услуг и проведения зрелищных мероприятий сексуального характера».

То, что понятие «общественная нравственность» приобрело в России несколько другой оттенок связано с замалчиванием проблемы проституции и правонарушений, ей сопутствующих, до последнего времени.

Первые годы советской власти характеризовались активной борьбой государства с проституцией, направленностью на устранение условий ее существования и распространения. Однако искажения правоохранительной практики, которые имели место во времена социализма, игнорирование социальных закономерностей и реалий привели к ошибочному утверждению, будто бы вместе с ликвидацией безработицы ликвидированы и все причины каких бы то ни было общественных аномалий, в том числе и проституции. Таким образом, вопросы проституции и борьбы с ней в СССР оказались под запретом. Замалчивание указанных проблем фактически способствовало оживлению и распространению проституции и искажению понятия общественной нравственности. Вместо термина «общественная нравственность» использовались идеологизированные понятия «социалистическая мораль», «социалистическая нравственность», которые наделялись совершенно другим смыслом.

На протяжении всей истории человечества существовала проституция. Можно сказать, что именно с зарождением проституции появились функции государства по ограждению общества от неблагоприятных последствий правонарушений в сфере общественной нравственности. Изучая мировой опыт борьбы с проституцией можно сделать вывод о том, что охрана нравственности есть прежде всего противодействие проституции и правонарушениям, ей сопутствующим.

Однако если раньше борьба велась только с проституцией, то сегодня в связи с интенсивным развитием видеотехники, рынка услуг (в том числе и интимных) появились и другие направления - контроль за распространением и демонстрацией эротической продукции, проведением зрелищных мероприятий. Эти проблемы не менее важны, чем борьба с проституцией, ибо печатная и видеопродукция, зрелищные мероприятия указанного характера становятся доступными для несовершеннолетних. Известно, что охрана нравственности подрастающего поколения является одной из главных задач государства. Поэтому сейчас, на наш взгляд, возможно говорить о том, что понятия «правонарушения в области общественной нравственности» и «правонарушения в сфере оборота продукции, оказания услуг и проведения зрелищных мероприятий сексуального характера» являются тождественными по своему содержанию и весьма близкими по смыслу, причем последнее лишь подчеркивает и конкретизирует направления правоохранительной деятельности в сфере общественной нравственности.

Таким образом, анализ истории борьбы с проституцией и развития отечественного законодательства в сфере общественной нравственности позволяет сделать следующие выводы.

1. Исторически именно с момента введения ограничений в отношении занятия проституцией произошло зарождение тех функций полиции (по контролю за проститутками и публичными домами), которые сейчас дают нам право выделить их в отдельную область деятельности правоохранительных органов.

2. История борьбы с правонарушениями в сфере общественной нравственности насчитывает ряд этапов, характеризующихся, в свою очередь, наличием определенного секуляризационно (позднее ‑ политико-) – правового режима сдерживания проституции и правонарушений, ей сопутствующих. В соответствии с режимом государствами определяется стратегия контроля и сдерживания правонарушений в рассматриваемой области.

3. Изучение истории борьбы с проституцией, зарубежного и отечественного опыта борьбы с правонарушениями в сфере общественной нравственности позволяет выделить основные направления современной стратегии преодоления правонарушений в области общественной нравственности. Основные усилия государства должны быть направлены на устранение причин и условий, способствующих совершению правонарушений в области общественной нравственности в перспективе, текущие же мероприятия должны быть направлены на ограждение граждан (особенно несовершеннолетних) от столкновения и участия в криминальном «секс-бизнесе», а также на проведение репрессивных мероприятий в отношении сводничества, притоносодержания, лиц вовлекающих в занятие проституцией и незаконно распространяющих порнографические материалы и предметы.

4. По нашему мнению оптимальной моделью правоохранительного (полицейского) надзора в сфере общественной нравственности является система, сочетающая в себе элементы всех режимов борьбы с проституцией и правонарушениями ей сопутствующими. При этом стержнем данной модели должны являться меры, присущие режиму регламентации.

 

Автор: Дизер О.А.