14.06.2012 6631

Этнокультурная адаптация

 

С момента прибытия у всех внешних мигрантов начинается процесс вхождения, вживания, обустройства в новом для них обществе и государстве, который включает организационные, правовые, политические, культурные, психологические и многие другие аспекты и имеет ряд этапов. Этот целостный процесс распадается на целый ряд частных адаптаций - политическую, экономико-хозяйственную, социально-организационную, поселенческо - территориальную, трудовую, этническую, культурную, информационную, образовательную, психологическую, религиозную, адаптацию молодежи, адаптацию женщин и др. Для подавляющего большинства внешних мигрантов необходимы практически все частные виды адаптации, в отличие, например, от внутренних экологических мигрантов, которые не нуждаются в политической или информационной адаптации, поскольку политико-правовое и информационные поля у них остаются прежними. Поэтому каждая из категорий мигрантов проходит через свой набор частных адаптаций. Кроме того, адаптация будет различной в зависимости от того, на каком уровне она осуществляется, насколько затрагивает внутреннюю структуру личности. Поэтому этнокультурную адаптацию мы рассматриваем как сложный, многогранный и многосторонний процесс знакомства, привыкания и приспособления мигрантов к новым условиям жизни.

Этнопсихологический словарь даёт следующее определение этнокультурной адаптации: «Этнокультурная адаптация - психологическое и социальное приспособление людей к новой культуре, «чужим» национальным традициям, образу жизни и поведению, в ходе которых согласовываются нормы и требования участников межэтнического взаимодействия». Хорошая психологическая адаптация зависит от личностных переменных, событий жизни и социальной поддержки, а хорошая социокультурная адаптация зависит от знания культуры, степени включенности в контакты и межгрупповых установок. Кроме того, социокультурная адаптация относится к совокупности внешних поведенческих следствий связи индивидов с их новой средой, включая их способность решать ежедневные социально-культурные проблемы (в семье, в быту, на работе и в школе). Психологическая адаптация (определяемая психологической удовлетворенностью и хорошим физиологическим самочувствием) и социокультурная адаптация (то, как индивиды справляются со своей повседневной жизнью в новом культурном контексте) эмпирически взаимосвязаны.

Н.М. Лебедева в исследовании психологии этнических миграций этнокультурную адаптацию понимает как процесс и результат взаимодействия этнических групп как единых и целостных субъектов межгруппового взаимодействия и взаимовосприятия. «Успешной» адаптацией таких групп может считаться межэтническая интеграция, при которой сохранятся этнокультурные особенности, свойственные каждой этнической группе, и в то же время для такого объединения характерны элементы общего самосознания, вхождения в общее «мы» (реальное или условное). Примерами «неуспешной» этнокультурной адаптации могут считаться такие явления, как ассимиляции, для которой характерна утрата культурных особенностей и самосознания одной из этнических групп, и изоляция, как процесс «отдаления» от культурной идентичности. Адаптационный континуум этнических групп располагается между полюсами межэтнической интеграции и этнокультурной изоляции, где полюсу межэтнической интеграции соответствует синтез всех трех элементов «успешной» адаптации, а полюсу изоляции - гипертрофия тенденции к сохранению за счет редукции тенденций к изменению и развитию адаптивных свойств. Состояние адаптации конкретной этнической группы в данный момент будет характеризоваться определенным положением в данном адаптационном континууме.

Одним из общих положений, касающихся этнокультурной адаптации, является мнение, высказываемое большинством учёных, о стрессогенном воздействии новой культуры, с которой сталкиваются мигранты. Контакт с иной культурой вызывает нарушение психического здоровья, все мигранты в той или иной мере сталкиваются с трудностями при взаимодействии с представителями другой культуры, что приводит к более или менее выраженному психическому потрясению, для обозначения которого в кросс - культурной психологии введён термин «культурный шок». Этот термин был предложен американским антропологом К. Обергом, который исходил из идеи, что вхождение в новую культуру сопровождается негативными чувствами - потери друзей и статуса, отверженности, удивления и дискомфорта при осознании различий между культурами, а также путаницей в ценностных ориентациях, социальной и личностной идентичности.

Данное явление изучали А. Фарнхем и С. Бочнер, которые пришли к заключению, что симптомы культурного шока весьма разнообразны: «Постоянное беспокойство о качестве пищи, питьевой воды, чистоте посуды, постельного белья, страх перед физическим контактом с другими людьми, общая тревожность, раздражительность, неуверенность в себе, бессонница, чувство изнеможения, психосоматические расстройства, депрессия, попытки самоубийства...». Подобные симптомы, говоря о ностальгии, выделяли психиатры, начиная с семнадцатого века: «устойчивая печаль, мысли только о родине, нарушенный сон или длительное бодрствование, упадок сил, снижение аппетита и жажды, чувство страха, оцепенения..., ощущение потери контроля над ситуацией, собственной некомпетентности и неисполнения ожиданий могут выражаться в приступах гнева, агрессивности, враждебности по отношению к представителям страны пребывания, что отнюдь не способствует гармоничным межличностным отношениям».

Согласно литературным данным, культурный шок почти всегда ощущается как неприятный, стрессогенный и имеет негативные последствия, однако некоторые исследователи видят позитивную сторону данного феномена для тех индивидов, у которых первоначальный дискомфорт ведёт к принятию новых ценностей и моделей поведения, что в конечном счёте, важно для саморазвития и личностного роста.

Как правило, проблема культурного шока рассматривается в контексте так называемой U-образной кривой процесса адаптации. В соответствии с этой кривой Г. Триандис выделяет пять этапов процесса адаптации: 1) первый этап, называемый «медовым месяцем», характеризуется энтузиазмом, приподнятым настроением и большими надеждами, но этот этап быстро проходит; 2) на втором этапе адаптации непривычная окружающая среда начинает оказывать своё негативное воздействие. Кроме внешних обстоятельств в любой новой культуре на человека оказывают влияние и психологические факторы: чувства взаимного непонимания с местными жителями и неприятия ими. Всё это приводит к разочарованию, замешательству, фрустрации и депрессии. 3) На третьем этапе симптомы культурного шока могут достигать критической точки, что проявляется в серьёзных болезнях и чувстве беспомощности. 4) Четвёртый этап характеризуется медленной сменой депрессии оптимизмом, ощущением уверенности и чувством удовлетворения, - человек чувствует себя более приспособленным и интегрированным в жизнь общества. 5) Пятый этап характеризуется полной - или долгосрочной - адаптацией, которая подразумевает относительно стабильные изменения индивида в ответ на требования среды.

Более современной считается теория «стресса аккультурации» канадского психолога Дж. Берри, который предложил вместо термина «культурный шок» использовать понятие «стресс аккультурации»: слово «шок» ассоциируется только с негативным опытом, а в результате межкультурного контакта возможен и положительный опыт - оценка проблем и их преодоление. Согласно данной модели, люди, адаптируясь к иной культуре, не могут с лёгкостью изменить свой поведенческий репертуар и у них возникает серьёзный конфликт в процессе аккультурации. То есть источники возникающих проблем лежат не в культуре, а в межкультурном взаимодействии. Аккультурация сводится к двум основным проблемам: поддержание культуры (в какой степени признаётся важность сохранения культурной идентичности) и участие в межкультурных контактах (в какой степени следует включаться в иную культуру или остаться среди «своих»). В зависимости от комбинации ответов на эти два важнейших вопроса Дж. Берри выделил четыре основных типа стратегии аккультурации: маргинализация - при которой группа и её члены теряют свою культуру, но не устанавливают тесных контактов с другой культурой; сепаратизм - группа и её члены, сохраняя свою культуру, отказываются от контактов с другой; ассимиляция - группа и её члены теряют свою культуру, но поддерживают контакты с другой культурой; интеграция - каждая из взаимодействующих групп и их представители сохраняют свою культуру, но одновременно устанавливают тесные контакты между собой.

Выборы стратегии аккультурации, как и установки на них могут широко варьироваться. С точки зрения Дж. Берри, успешной адаптацией для явных этнических меньшинств является бикультурализм, который предполагает достижение социальной и психологической интеграции с другой культурой без потери богатств собственной. При этом этническая сохранность (сохранение этнической принадлежности) может играть позитивную роль в уменьшении культурного шока для недобровольных мигрантов и поддержании позитивной самоидентификации.

Известно, что проблема дезадаптации особенно остро стоит для группы людей, которые одновременно являются носителями двух различных культур. Примером может служить жизнь человека, социализация которого проходила в условиях двух этнических культур (детские годы - в окружении одной этнокультуры, а юность - в иной этнической среде). Возникающее при этом явление - этническая маргинальность - традиционно исследуется в западной психологии (Р. Парк, Э. Стоунквист). Э. Стоунквист вводит понятие маргинальной личности как «индивида, который интериоризировал многие ценности двух или более конфликтующих систем». Такая личность обычно испытывает тревогу, дискомфортные чувства, проявляя иногда и социально-отклоняющееся поведение. По мнению А.В. Сухарева, маргинальность личности не является обязательно негативной характеристикой, напротив, такой индивид может играть особую положительную роль в сфере межкультурного взаимопонимания. Здесь все зависит от уровня разрешения внутри личностного маргинального конфликта. Маргинальность может проявляться психологически также и в невозможности найти у себя какие-либо достаточно выраженные признаки тех или иных групп при сохранении стремления к самоидентификации. Разрешение внутри личностного конфликта можно рассматривать как один из этапов развития личности, связанных с проявлением психической зрелости. Сначала человек не осознает, что маргинальный конфликт затрагивает его жизнь, затем он осознанно переживает этот конфликт и в итоге находит более или менее конструктивное разрешение ситуации.

Анализ современной реальности межэтнических отношений, особенно в связи с проблемами эмиграции, свидетельствует о том, что на поведение в ситуациях межэтнического взаимодействия значимым образом влияет этнокультурная маргинальность. Так, А. Б. Мулдашева указывает, что этнокультурная маргинальность влияет на направленность групповых и индивидуальных межэтнических установок. Выявлено три основных фактора, определяющих особенности проявления этого феномена: степень комплиментарности между этническими группами; характеристики этнического поля каждой из групп; характеристики жизненного мира субъекта взаимодействия. Наличие этнической двойственности определяет большую аффективную насыщенность, а также жёсткость межэтнических установок маргинала.

Согласно данным этнопсихологических исследований, этническая дезадаптированность проявляется в неспособности личности адаптироваться к собственным потребностям и притязаниям; в нарушенной или полной неспособности идти навстречу требованиям и ожиданиям социальной среды и собственной социальной роли, ведущей деятельности и другой, мотивированной изнутри или извне, деятельности. Следует указать, что наиболее эффективной стратегией приспособления к новой культурной среде является стратегия интеграции, при которой каждая из взаимодействующих групп сохраняет свою культуру. Другие стратегии аккультурации подразумевают либо замкнутость в свою этническую группу, либо растворение в новой культуре, что значимым образом влияет на характер протекания процесса этнокультурной адаптации.

Изучение психологической и социокультурной адаптации затрагивает факторы, которые влияют на ее успешность в новой среде. Т.Г. Стефаненко указывает, что продолжительность межкультурной адаптации определяется многими факторами, которые можно разделить на индивидуальные и групповые. К индивидуальным относятся демографические и личностные факторы. Достаточно сильно влияет на процесс адаптации возраст: быстро и успешно адаптируются маленькие дети, но уже для школьников этот процесс оказывается сложным. Очень болезненным испытанием оказывается изменение культурного окружения для пожилых людей. Психотерапевты и врачи считают, что пожилые эмигранты совершенно не способны адаптироваться в инокультурной среде, и им «нет необходимости обязательно усваивать чужую культуру и язык, если к этому у них нет внутренней потребности». Образование также является фактором, который влияет на успешность адаптации: чем оно выше, тем меньше проявляются симптомы культурного шока. В целом успешнее адаптируются молодые, высокоинтеллектуальные и высокообразованные люди. Р. Тафт полагает, что эмпирических исследований, рассматривающих роль индивидуально-личностных факторов в культурном приспособлении очень мало.

По мнению Г. Триандис, на успешность адаптации влияет: когнитивная сложность - когнитивно сложные индивиды обычно устанавливают более короткую социальную дистанцию между собой и представителями других культур, даже сильно отличающихся от их собственной; тенденции использовать при категоризации более крупные категории - индивиды, обладающие этим качеством, лучше адаптируются к новому окружению, чем те, кто дробно категоризирует окружающий мир. Это объясняется тем, что индивиды, укрупняющие категории, объединяют опыт, полученный ими в новой культуре, с опытом, приобретённым на родине; низкие оценки по тесту авторитаризма, так как установлено, что авторитарные, ригидные, не толерантные к неопределённостям индивиды менее эффективно овладевают новыми социальными нормами, ценностями и языком; обстоятельства жизненного опыта индивида - готовность к переменам и наличие доконтактного опыта - знакомство с историей, культурой, условиями жизни в определённой стране. Кроме этого условием успешной адаптации является знание языка, которое не только уменьшает чувство беспомощности и зависимости, но и помогает заслужить доверие «хозяев». Одним из важнейших факторов, благотворно влияющих на процесс адаптации, является установление дружеских отношений с местными жителями. Так, мигранты, имеющие друзей среди местных жителей, познавая правила поведения в новой культуре, имеют возможность получить больше информации о её нормах, правилах и ценностях.

Среди влияющих на адаптацию групповых факторов необходимо выделить характеристики взаимодействующих культур, в частности степень сходства или различия между культурами. А. Фарнхем и С. Бочнер использовали идею классификации культур по степени их различий, предложив понятие культурной дистанции. Ими был установлен факт, что чем больше новая культура похожа на родную, тем менее травмирующим оказывается процесс адаптации. Характеристики взаимодействующих культур включают в себя особенности культуры, к которой принадлежит переселенец (среди них - этнодифференцирующие факторы: родной язык, религия, специфика традиционного семейного уклада) и особенности страны пребывания.

Помимо вышеперечисленных, к числу необходимых для успешной адаптации эмигранта факторов относят: желание интегрироваться в новую среду и степень активности этого процесса; наличие установки на усвоение новых культурных феноменов; стремление к преодолению информационной изоляции; наличие интеллектуально-волевого комплекса, в центре которого располагаются обучаемость, критичность мышления, готовность к изменениям; стремление к установлению коммуникативных связей с окружающей средой; устойчивость к нервно-психическим перегрузкам, саморегуляция состояний; удовлетворённость основных социогенных потребностей личности (потребность в аффилиации, потребность в самореализации, потребность в удовлетворяющем социальном статусе).

Таким образом, анализируя некоторые факторы, влияющие на адаптацию на психологическом и социокультурном уровнях, учёные выявили зависимость хорошей социокультурной адаптации от знания культуры, степени включенности в контакты и межгрупповые установки, а психологической адаптации от личностных переменных, событий жизни и социальной поддержки.

 

АВТОР: Лобас М.А.